Sub_Class with id 258 does not exist
Луганська обласна військово-цивільна адміністрація (стара версія) Календар подій Луганщині - 75 Как все начиналось
Луганська обласна державна адміністрація
| |


ГоловнаЛист адміністратору Веб-сервераКарта сайту

Гаряча лінія
Гаряча лінія
Довідник посадовців
Телефонний довідник
ОпитуванняОпитування

Сьогодні: середа, 19 грудня 2018

Луганська обласна військово-цивільна адміністрація (стара версія)Календар подійЛуганщині - 75
Как все начиналось

История Луганского края

 

Первый луч солнца в стране ложится именно на луганскую землю. Луганщина – самый восточный регион Украины. Прекрасна и самобытна равнина, идущая от долины Северского Донца. К югу откроется взору Донецкий кряж, а на крайнем севере в пределы области заходят отроги Среднерусской возвышенности...

 

Несколько сотен лет назад территория области представляла собой бесконечную степь, где водилось бесчисленное множество птиц – куропатки, дрофы, стрепеты... Высоко в небе парили соколы, ястребы, орлы и орланы. В лесах жили медведи, олени, лоси, дикие лошади, кабаны. Сегодня остались только кабаны, олени, лоси, которые являются предметом охоты, однако их отстрел строго регулируется. А чучела исчезнувших видов животных можно увидеть разве что в местных музеях...

 

Велики подземные богатства Луганщины. Миллиардами тонн исчисляются ее запасы высококачественных антрацитов и коксующихся углей. Именно из нашего края началась история Донецкого каменноугольного бассейна – Донбасса: здесь в начале ХVII века были открыты его первые угольные месторождения. Вскоре в бассейнах рек Белой и Лугани предприимчивые помещики и крестьяне открытым способом стали добывать себе топливо, а в 1795 году в районе города Лисичанска впервые в Донбассе началась промышленная разработка угля для Луганского чугунолитейного завода.

 

Луганщина сегодня – это край угля и металла, химии и машиностроения, сельскохозяйственного производства, специализирующегося на животноводстве, птицеводстве, выращивании зерновых культур, в том числе и подсолнечника. Недаром в символике некоторых районов области подсолнух изображен как геральдический знак.

 

Территория нынешней Луганской области, была образована в 1938 году, и заселялась издавна, согласно исследованиям археологических памятников. Спустя время, донецкие степи преобразились – человек перестал быть жителем исключительно речных долин, освоив искусство верховой езды и добавив к привычному земледелию пастушеское подвижное скотоводство. В эпоху меди-бронзы, как показывают археологические раскопки, велись здесь и разработки медных руд. Сохранившиеся до сегодняшнего дня реальные свидетельства тех древних времен – рукотворные холмы высотой до 4-5 метров, курганы, которые были родовыми кладбищами. Многие такие курганные погребения уже исследованы.

 

Наиболее древним народом, жившим на территории края, о чем есть упоминания в письменных источниках, были киммерийцы. По некоторым источникам, женщины этого народа не уступали в мужестве мужчинам, возможно, и превосходили их, и назывались они амазонками. Киммерийцы владели секретами художественного литья из серебра, золота, железа, умели изготовлять хорошее холодное оружие.

 

С начала железного века в крае появляются кочевые племена иранского происхождения – скифы и сарматы, затем – алано-болгарские племена (праболгары). В IX-XIII веках бассейн Северского Донца заселяли кочевые племена тюркского происхождения: печенеги, тюрки, половцы. На территории области выявлены и исследованы половецкие курганные погребения, вблизи которых, как правило, находились каменные изваяния (бабы).

 

Обнаруженное на территории Луганской области боевое древнерусское оружие (топоры и меч) свидетельствует о сражениях между русскими воинами и половцами. Есть и вероятность того, что именно здесь произошла битва князя Игоря с половцами, увековеченная в знаменитом «Слове о полку Игореве».

 

Позднее наш край познал татаро-монгольское нашествие. С середины ХV века в результате распада Золотой Орды донецкие степи оказались в центре ожесточенной борьбы между Большой Ордой и Крымским ханством. Постоянные войны привели к тому, что эти земли стали называться Диким полем. Под этим названием подразумевалась огромная часть территории между Днепром и Доном, которая отделяла Русское государство от Крымского ханства. Через наш край проходила одна из дорог – татарских перелазов – кальмиусская. По ней крымские и ногайские татары осуществляли опустошительные набеги на южные окраины Российского государства.

 

Однако уже во второй половине ХVІ столетия Русское государство начинает разворачивать в южных степях пограничную сторожевую и станичную службу. Сюда приходят донские и запорожские казаки, которые по местным рекам строят укрепленные города, сторожевые посты, зимовники. Через территорию области проходил «секретный шлях» из Запорожской Сечи на Дон и Кагарлык.

 

Донские казаки селились по Северскому Донцу и его левым притокам Деркулу, Айдару, Боровой. Одна из драматичнейших страниц их истории связана с тем, что они охотно принимали и использовали для работы в своих хозяйствах бежавших от помещиков крестьян. Помещики жаловались императору Петру І на эти незаконные действия. По их настоянию в наш край были посланы царские войска под командованием князя Юрия Долгорукого с целью возвращения крепостных крестьян их владельцам. Однако девизом донских казаков было: «Возврата беглых с Дона нет».

 

Конфликт достиг своего апогея в 1707 году. Жители донских станиц и городков, а вместе с ними и беглые крепостные крестьяне, объединившись в отряд под предводительством атамана Кондратия Булавина, решили выступить против царских войск. В ночь с 7 на 8 сентября 1707 года повстанцы на реке Айдар близ Шульгин-городка разбили их, а князя Долгорукого убили.

 

Расправа последовала жестокая: Петр І, сконцентрировав свои войска, при помощи верхушки казаков Войска Донского разгромил повстанцев. По указу императора все казачьи городки, жители которых принимали участие в бунте, были разорены и сожжены.

 

Лишь в 30-х годах ХVІІІ века началось повторное заселение этих земель. Оно велось за счет расширения границ Острогожского cлободского полка. После поражения украинских войск под руководством Богдана Хмельницкого от Польши украинцы, спасаясь от религиозного, духовного гнета польской шляхты, вынуждены были бежать на южные окраины Российской империи. Российские цари способствовали такому заселению пустующих земель. Так и образовалась новая территориальная единица – Слободская Украина. Она состояла из пяти слободских полков: Сумского, Харьковского, Охтырского, Острогожского, Изюмского. Западная и северо-западная части современной Луганской области входили в состав последних двух полков. По распоряжению московского правительства в 1732 году из ряда здешних сел слободские казаки, служилые люди и крестьяне были переселены на территории, поселения которых стали жертвами разгрома булавинского бунта.

 

Однако этот первый этап заселения края – народная колонизация – оказался бесперспективным: казачьих поселений было мало. Как ни странно, но дальнейшее решение этой проблемы было найдено в плоскости религии.

 

Документальные источники того времени свидетельствуют о большой миграции народов православного вероисповедания, попавших под духовное и физическое иго турков, в Австро-Венгрию. Патриотически настроенные и мужественные сербы, хорваты, венгры, поляки, волохи были ярыми врагами Оттаманской империи, готовыми вести борьбу с турками вооруженным путем. Постепенно взоры этих патриотов стали направляться в сторону России, к которой на рубеже ХVІІ-ХVІІІ веков переходила пальма первенства в борьбе с турецко-татарскими завоевателями. Идея привлечения патриотов православного вероисповедания принадлежала еще Петру Великому, но осуществить ее он не успел.

 

Замысел военной колонизации земель, расположенных между Северским Донцом, Бахмутом и Луганью, путем расселения офицеров православного вероисповедания – бывших подданных Австрийской империи – начал воплощаться в жизнь при императрице Елизавете Петровне. Она обратилась к царствовавшей тогда в Австро-Венгрии Марии-Терезии с просьбой не препятствовать сербским офицерам и офицерам других национальностей перейти на службу в Россию.

 

Так и начался с 1752 года приток в донецкие степи военных переселенцев православного вероисповедания, принявших военное подданство и присягу, в составе двух конных гусарских полков под командованием Райко Прерадовича (Родиона Депрерадовича) и Ивана Шевича.

 

Земля предоставлялась им на правах ранговой дачи: чем выше ранг и должность, тем больше земли при условии заселения ее в установленный срок народом семейным и оседлым. Селились ротами. Земля, отведенная для поселений рот Шевича и Прерадовича, получила название Славяносербии. Районный центр Славяносербск есть в Луганской области и по сей день.

 

Народная легенда гласит, что российский император Петр Великий, возвращаясь из Азовского похода, остановился со своей свитой на горе близ села Городище нынешнего Беловодского района. Оттуда открывалась живописная картина: под горой протекали белые воды реки Деркул, а долину устилали зеленые заливные луга с душистыми травами. Император сказал своим вельможам и соратникам: «Быть здесь государеву конезаводу!» Преждевременная смерть Петра I помешала осуществлению задуманного, но уже императрица Екатерина II реализовала эту идею.

 

...Над куполом главной конюшни Деркульского конного завода словно парит изящный силуэт скачущей лошади. Такой же символ осеняет и Лимаревский, и Новоалександровский конезаводы. Лошади верой и правдой служили и служат людям, а многие поколения беловодчан трудились на этих заводах, отрабатывая у лошадей качества, которые приводили местных тяжеловесов и скакунов к победам на соревнованиях самого высокого ранга и высоким оценкам на международных аукционах.

 

Всего на Луганщине четыре конных завода: Деркульский, Лимаревский, Новоалександровский и Стрелецкий. Самая богатая история – у Деркульского. Основан он 235 лет назад. Комплекс его зданий является памятником архитектуры XVIII века. Много лет здесь разводили чистокровных английских лошадей для кавалерийских полков российской армии. С начала прошлого века взялись за орловских и русских рысаков и вырастили много лошадей международного класса.

 

В конце ХVIII века удачно завершился ряд войн, которые Россия вела на Черноморском побережье. Перед ней открывался выход к Черному морю, а завоевание Крыма требовало укрепления южных границ государства. С этой целью использовались старые турецкие крепости и строились новые. Для них и для создаваемого Черноморского флота требовались пушки, орудия, гранаты. Промышленный Урал далеко от южных границ, а значит, здесь нужна была новая металлургическая база.

 

Выбор такого места для организации чугунолитейного завода был поручен давно работающему в России шотландскому специалисту Карлу Гаскойну. Изучив полезные ископаемые края, он предложил лить пушки из чугуна, а не из меди, а завод разместить у слияния рек Лугани и Ольховой. Так зародился город Луганск. Уже в 1800 году завод дал первую продукцию. Пушки и снаряды луганского производства были отменного качества.

 

Вскоре завод был закрыт, а позднее перепрофилирован в патронный. Заводской поселок постепенно разрастался, и в 1882 году Луганск стал уездным городом. Первой его улицей была Английская: здесь селились английские специалисты, приехавшие на строительство литейного завода. Тут же был построен дом директора завода Гаскойна. На этой улице, кстати, два столетия назад в семье датского врача родился известный этнограф, писатель, автор знаменитого «Толкового словаря великорусского языка» Владимир Даль.

 

Луганский чугунолитейный завод и его специалисты были пионерами литейного дела на Украине, а их теоретические работы, достижения в освоении художественного литья и сегодня представляют большую ценность. Толчком к дальнейшему развитию города послужило основание на рубеже ХIХ-ХХ веков ряда промышленных предприятий, инвестированных иностранным капиталом. Немецкий предприниматель Гартман основал здесь общество машиностроительных заводов Гартмана. Это и явилось началом истории Луганского паровозостроительного завода, который вскоре стал одним из лучших в мире.

 

В середине XX века предприятие перешло на выпуск тепловозов, которые экспортировались почти в три десятка стран мира.

 

Луганщина – край индустриальный, подавляющее большинство его населения проживает в городах. В южной части области сосредоточены крупнейшие предприятия по добыче и переработке угля, на западе сконцентрированы такие химические гиганты, как северодонецкое производственное объединение «Азот», «Краситель» в городе Рубежное, нефтеперабатывающий завод, завод резинотехнических изделий в том же Лисичанске... Север области – это сотни сельскохозяйственных предприятий и фермерских хозяйств.

 

Насыщенность территории области производственными предприятиями, интенсивное распахивание земель и скотоводство, к сожалению, не способствовали сохранению богатейшей прежде степной флоры и фауны. Чтобы все-таки сберечь для потомков степной ландшафт и пойменную растительность на Луганщине, созданы заповедники и заказники.

 

В 25 километрах северо-восточней областного центра расположен Станично-Луганский филиал Луганского государственного заповедника площадью почти 500 гектаров, покрытых разнообразной растительностью. В основном его территорию составляют естественные леса. В центральной пойме Северского Донца преобладают леса и луга, в понижениях – болота. Есть здесь и пойменные озера, в которых обитает рыба и ценный эндемин фауны Европы – русская выхухоль. В заповеднике поселились косули, лоси, дикие кабаны...

 

А на северо-востоке Луганщины, как раз там, куда первыми приходят украинские рассветы, расположился второй заповедный участок заповедника – Стрельцовская степь. Когда-то этот ландшафтный участок простирался единым массивом площадью около 25 тысяч гектаров. Он находился в ведении Стрельцовского конезавода и использовался под выпас лошадей. С созданием же совхозов и колхозов эти земли были распаханы, и о былом великолепии нетронутых целинных степей свидетельствует лишь сохраненный заповедный участок площадью тоже около 500 гектаров. Его центральная часть являет собой ровное плато, а окрестности переходят в овраги и балки. Под воздействием жестких климатических условий здесь в течение тысячелетий сформировался особый тип растительности, где наряду с типичными степными растениями встречаются также не характерные для этой местности представители лесостепи и даже лугово-лесной растительности.

 

Южнее Луганска расположено третье отделение Луганского государственного заповедника – Провальская степь. В отличие от Стрельцовской она состоит из степных и каменистых участков с небольшими байрачными лесами. По-своему оригинален и интересен здешний растительный и животный мир.

 

А настоящей жемчужиной нашего края стали Кременские леса. Они расположились буквально в нескольких километрах от крупнейших центров химической промышленности – Северодонецка, Рубежного и Лисичанска. По народным легендам, именно из кременских великанов-сосен на Дону близ Воронежа строились первые корабли российского императора Петра I. На десяти с лишним тысячах гектаров лесного массива такие сосны и сегодня соседствуют с другими деревьями, кустарниками и голубыми озерами. Не случайно именно здесь действуют санатории, детские оздоровительные лагеря. Богатая флора и фауна – раздолье для охотников, рыбаков, грибников и просто любителей природы.

 

По материалам

Луганского областного

краеведческого музея

 

***

Как все начиналось

 

Третьего июня 1938 года согласно Указу Президиума Верховного Совета СССР в составе УССР появилось самостоятельное, хотя и не новое, административно-территориальное образование — Луганская область, в то время — Ворошиловградская. С той даты и принято отсчитывать возраст нашего региона. Понятно: Луганщина возникла не семьдесят лет назад, но в летопись региона, кажется, следовало бы внести одно уточнение: в 1938 году Луганская область родилась во второй раз.

 

…От всех волостей

 

В течение шестнадцати лет, предшествовавших рождению новой административной единицы, границы регионов Украины менялись, как фигуры в калейдоскопе.

 

Донецкая губерния с центром в Луганске была создана 4 января 1920 года. В составе одиннадцати административных районов в губернию вошли Юзовский (Юзовка — нынешний Донецк), Чистяковский, Бахмутский и другие районы. Границы губернии были определены постановлением Укртрудармии, подписанным И. В. Сталиным 15 марта 1920 года.

 

Собрали в двадцатом году первую, луганскую, Донецкую губернию из волостей Харьковской и Екатеринославской губерний и частей Области Войска Донского. От двух первых в губернию вошли Славянская, Белянская, Николаевская, Кременская, Таганрогская волости, Бахмутский, Мариупольский, Старобельский уезды. От Области Войска Донского взяли Боково-Антрацит, Боково-Платово, Нижний Нагольчик, Алексеевку, станции Провалье, Должанский, Юсуповский рудники, Провальский императорский конезавод. (Это неполный перечень уездов и волостей, собранных в Донецкую с центром в Луганске губернию.)

 

Районы поделили на подрайоны. Подрайоны в свою очередь делились на волости. Постановлением Луганского райисполкома от 26 июня 1920 года Луганский район был разделен на пять подрайонов.

 

В декабре того же года районы Донецкой губернии переименовали в уезды — Бахмутский, Боково-Хрустальный, Енакиевский, Мариупольский, Луганский, Таганрогский, Юзовский, Шахтинский и т. д.

 

Шестнадцатого декабря районы переименовали в уезды, губернским центром стал Бахмут. Луганск, следовательно, пробыл центром вновь созданной, первой, Донецкой губернии без малого один год — с четвертого января по шестнадцатое декабря двадцатого года.

 

Через два года — новая волна административно-территориального деления. В марте 1923 года ВУЦИК ликвидировал уезды и волости и создал округа и районы. В состав бахмутской Донецкой губернии вошли семь округов и 78 районов, в том числе Луганский и Старобельский округа. А в 1925 году ликвидировали губернии и ввели другую систему управления: центр — округ — район. В Луганский округ вошли двенадцать районов. Проживали в округе представители 42 национальностей. После украинцев, русских и евреев четвертыми по численности населения округа были немцы. Татары, переселенные на Луганщину после присоединения Крыма, жили компактно в Сорокинском (Краснодон), Алчевском, Краснолучском рудничных поселках. Поляки и молдаване преимущественно в Славяносербском, белорусы — в Лозово-Павловском районе.

 

В тридцатом году ВУЦИК принял постановлением которым вводилась двухступенчатая система управления: округа были ликвидированы, районы напрямую подчинялись центру.

 

Революционная топонимика

 

Могу себе представить это движение центров, губкомов, уездных комитетов — сегодня в одном городе, завтра в другом. По счастью, поток бумаг в то время был не такой мощный, как в нынешнее время.

 

В 1923 году «донецька губерніальна комісія незаможних селян при донецькому губерніальному виконавчому комітеті рад робітничих, селянських, червоноармійських та козачих депутатів» присвоила В. И. Ленину звание «Почесний незаможник».

 

В тяжелом тридцать втором году, в июле, ВУЦИК издал еще одно постановление, которым образовал Донецкую область с центром теперь уже в Артемовске. В область вошли двенадцать городов и 23 района — Ворошиловск, Луганск, Красный Луч… Через год в Донецкую область включили Старобельский округ.

 

Пятого ноября тридцать пятого года Луганск стал Ворошиловградом.

 

Наконец, третьего июня 1938 года Указом Президиума Верховного Совета СССР Донецкая область была разделена на две области — Сталинскую и Ворошиловградскую. В состав нового административного образования вошли 28 районов и четыре города — Ворошиловград, Ворошиловск, Красный Луч и Серго (нынешний Стаханов).

 

Будущий (нынешний) Донбасс

 

Назавтра после опубликования Указа Президиума ВС СССР, четвертого июня, в Ворошиловграде состоялась первая областная партийная конференция. Она избрала областной комитет в составе 58 человек, ревизионную комиссию и 66 делегатов на четырнадцатый съезд коммунистической партии большевиков Украины. На организационном пленуме первым секретарем обкома был избран Петр Любавин, работавший вторым секретарем Сталинского обкома.

О Петре Митрофановиче Любавине удалось выяснить, что он родился в Воронеже, участвовал в гражданской войне, девять лет служил в ВЧК, потом на партийной работе — в Полтаве, Днепропетровске, Сталино, Ворошиловграде, снова в Сталино, теперь уже первым секретарем обкома. В сорок первом году Любавин — член военного совета 12-й армии Юго-Западного фронта. Погиб около Умани четвертого августа 1941 года.

 

По инициативе коммунистов первой государственной московской табачной фабрики рабочие табачных фабрик Российской Федерации провели 27 февраля 1921 года субботник и отчислили заработанные деньги на восстановление Донбасса.

 

В конце тридцать восьмого года был принят первый в истории Луганской области бюджет. Его доходную часть составили семьдесят миллионов рублей. На территории области находилось 128 шахт, четыреста заводов и фабрик. Предприятия были реконструированы — в стране шла индустриализация. Было построено семьдесят новых шахт, две электростанции. Ворошиловградский паровозостроительный завод вышел на первое место в Европе по производству паровозов. В том же тридцать восьмом году горную технику начал выпускать Краснолучский рудоремонтный завод. Накануне войны область насчитывала 7460 промышленных предприятий.

Лайсман Путкарадзе.

«Наша газета»

 

***

Мирные пятидесятые

 

Листая подшивки газет 50-х годов прошлого века, ей-ей, не знаешь, что делать смеяться или плакать? Что это было за время? Сороковые понятны шла война, ломать перья и выворачивать мозги в поисках национальной идеи не приходилось. Но пяти­десятые... мирные и не мирные в одно и то же время. Я б назвал это десятилетие главным в судьбе одной шестой земной суши: аккурат по середине эпохи, с пятьдесят третьего по пятьдесят шестой, прошел разлом, отделивший холод сталинского коммунисти­ческого правления от либерального, развито-социалисти­ческого.

 

Холодный год

 

Новый, пятьдесят третий год наступил в четверг. Жителям тогдашней Ворошиловградщины газеты, выходившие в обла­сти, сообщили, что 29 декабря шахтеры предприятий мини­стерства угольной промышлен­ности СССР досрочно выполни­ли государственный план добы­чи энергетических и коксую­щихся углей.

 

Газеты приветствовали пер­вый день «нового, открывающего очередную страницу славной летописи нашей жизни с думой о Родине» года. Не только с ду­мой о Родине. На втором месте, разумеется, была «мысль о лю­бимом друге и вожде — вели­ком Сталине». И дальше людям уверенно внушали, что «гений Сталина ярким светом озаряет наш завтрашний день. Муд­рость Сталина умножает наши силы, придает нам бодрость и уверенность». Ему, гению, учи­телю, вождю, отцу родному, жить оставалось всего два ме­сяца. Очень скоро гений, оза­рявший будущее человечества, рассыплется в прах.

 

Да, самым знаменательным событием минувшего года стал девятнадцатый съезд партии и речь товарища Сталина на зак­лючительном заседании — она «ярким светом озарила путь дальнейшего развития международного коммунистического движения».

 

Оно, международное движе­ние, на месте не стояло. На конгрессе народов в защиту мира лауреат международной Сталинской премии (существо­вала такая премия) Моника Фелтон заявила, что совсем недавно люди еще находились под влиянием про­паганды буржуазной печати. Но теперь конгресс создан на значительно более широкой основе.

 

Кроме того, луганчанам предлагалось проявить сочув­ствие английским фермерам, у которых производительность выросла всего на девятнадцать процентов из-за «переключе­ния экономики страны на воен­ные рельсы».

 

Родина и дети

 

Великий философ утверж­дал, что ни прошлого, ни буду­щего не существует: в прошлом мы уже не побываем, в будущем еще не были. Что видишь, огля­дываясь назад? Построенные заводы. Они служат до сих пор. Портреты государственных дея­телей... Большую часть отнесли на мусоросборник истории. На фотографиях тех лет люди улы­баются не так, как улыбаются теперь — как-то застенчиво. Одеты они ужасно. Режиссеру Эльдару Рязанову, начинавше­му карьеру в документальном кино, приходилось красить ма­газин, прежде чем запечатлеть его на пленке. И знаете, жаль, что память современников не сохраняет мелких подробнос­тей времени — стиля, комплек­сов, расхожих словечек, при­вычку ходить в ресторан в тро­фейных ночных сорочках. И — горькой обиды крестьян, чьи фруктовые деревья были обло­жены налогом. И недовольства рабочих, которым вместо зарп­латы выдавали билеты государ­ственного займа. Отсюда, из первого десятилетия двадцать первого века, видны либо трудовой подвиг мужественного народа, либо колесо террора.

 

Шаблонный подход

 

Кроме прочего, отмечали 75-летие со дня смерти Нико­лая Некрасова, укрепляли друж­бу великих народов — советско­го и китайского, готовили колхо­зы, совхозы и машинно-трак­торные станции к новому сезо­ну... Кстати, задачи, стоявшие перед крестьянами, называли боевыми: «Боевая задача сель­ских тружеников». Тут дела на Луганщине (впрочем, как и по всей стране) обстояли далеко не благополучно. Область креп­ко ударили по голове: «Итоги минувшего сельскохозяйствен­ного года показывают, что кол­хозы Ворошиловградщины да­леко не полностью использова­ли свои огромные возможности для повышения продуктивности сельскохозяйственного произ­водства». Какие огромные воз­можности в разоренном крае? Какую продуктивность могли обеспечить люди, которым не платили за их труд? Оказывает­ся, за спинами передовиков по­прятались бездельники, если не вредители и не шпионы ино­странных разведок.

 

А как выполнить задачи, по­ставленные перед колхозника­ми самой историей?

 

Ответ (сегодня) вызывает изумление: «Максимально ис­пользовать резервы, не допус­кать шаблонного подхода к ру­ководству сельским хозяй­ством».

 

Шла подготовка к выборам в местные советы. Рабочие, слу­жащие единогласно выдвигали кандидатами в депутаты облас­тного совета, причем по всем избирательным округам Луганщины, под первым номером любимого вождя, под вторым кого-нибудь из соратников вож­дя, под третьим уже представи­теля своего коллектива.

 

Иначе нельзя — враг запо­дозрит, что народ перестал лю­бить своих вождей.

 

Оружие патриота

 

На митингах того времени… Теперь уже не скажешь – выступали люди убежденные, самостоятельные мыслящие или запуганные, зомбированные. Они утверждали, что противоречия в лагере капитализма обостряются, а лучшим ответом на это обострение будет повышение производительности труда. Призывали к бдительности. К сплоченности в борьбе за выполнение сталинской программы построения социализма, которая «изложена в гениальном труде товарища Сталина «Экономические проблемы социализ­ма в СССР». Подвергали критике оп­портунистов, «забывших о капиталис­тическом окружении». Теорию затуха­ния классовой борьбы называли гни­лой, «ибо она усыпляет наших людей, заводит их в капкан, а классовому врагу дает возможность оправиться для борьбы с советской властью». Бдительность на собраниях по выдви­жению кандидатов в депутаты мест­ных органов называли драгоценным оружием советских патриотов.

 

Вот еще один штрих к портрету эпохи. Он прямо-таки ласкает слух. В наше-то время, когда цены на продо­вольственные и промышленные това­ры растут и растут! Первого апреля луганские газеты напечатали сообще­ние совета министров и центрального комитета (наверное, это были самые популярные у людей номера газет) «О новом снижении государственных розничных цен на продовольственные и промышленные товары».

 

Список читается, как поэма. Крупа, рис, бобы, пищевые концентраты — в основном на десять процентов. Мясо, рыба, жиры... Картофель, овощи и фрукты — в основном на пятьдесят процентов. Водка, ликеры, обувь, го­ловные уборы... Только меха, фарфор — на пять процентов.

 

«Царица полей»

 

В Ираке народ сверг монархию и провозгласил свою страну республи­кой. «Ирак стал на новый путь разви­тия, на путь уничтожения того, что империалисты насаждали в нем деся­тилетиями, превращая эту страну в свою опорную базу на арабском Вос­токе». Тысячи агитаторов, на тысячах политчасов — на заводах, в учебных заведениях повторяли одно и то же. Сегодня политчасы не проводятся, но если что-то и происходит, то происхо­дит все там же — в Ираке, Афганиста­не. Да, как раз в пятьдесят восьмом году, первого октября (в скобках газе­ты уточняли: девятого мизана 1337 года по лунному календарю) предсе­датель президиума Верховного Сове­та СССР К. Е. Ворошилов нанес визит в Афганистан, вел переговоры с коро­лем Мохаммедом Захир-шахом.

 

Под этим сообщением — разверну­та сквозная тема эпохи — уборка ку­курузы, «царицы полей». Бюро Ворошиловградского обкома партии рас­смотрело вопрос уборки и приняло решение, в котором отметило, что большинство колхозов и совхозов не­допустимо затягивают уборку кукуру­зы, трудоспособное население к уборке и сушке кукурузы не привлека­ется. В результате установленный график сдачи кукурузы государству сорван.

 

Одну передовицу я прочитал и пе­речитал. Она — знаковая. Называется емко: «К изобилию».

 

В ней утверждается, что жители Луганщины, как и весь советский на­род, идут к изобилию всех продуктов сельского хозяйства. «Идем быстро, уверенно, победоносно. Многое в этом деле уже достигнуто...» Многое достигнуто, производится значитель­но больше зерна, молока, шерсти и так далее. Но... Но не все доярки ра­ботают, как передовые, а они могут это делать. Есть много примеров, до­стойных подражания, но не подражают почему-то. «Сколько бы мы имели поросят, свиней на откорме и свиного мяса, если бы все свинарки работали так, как, например, свинарка колхоза «40 лет Октября» Нижне-Дуванского района Прасковья Семеновна Цвитенко!»

 

Я б не стал цитировать передовицу, если бы она не заканчивалась слова­ми: «Повышение надоев молока, кон­трактации телят и увеличение приве­сов скота является решающим усло­вием успешного выполнения про­граммы предстоящей семилетки. Все это путь к великой цели — к изобилию продуктов сельского хозяйства».

 

Найти правду

 

В декабре 1958 года в Луганском областном русском драматическом театре шел спектакль «Блудный сын». К известной библейской притче о блудном сыне пьеса имела отноше­ние — скажем так — специфическим образом обогащенное методом соци­алистического реализма.

 

Автор рецензии, напечатанной в № 242 «Ворошиловградской правды», уверял, что работа театра над пьесами из современной жизни имеет осо­бое значение, потому что современ­ная жизнь наиболее интересна луганчанам, главное, она воспитывает ак­тивных строителей коммунизма. «Вот почему таким ценным является спек­такль «Блудный сын», поставленный русским драматическим театром по пьесе Э. Ранета.

 

«Неузнаваемо изменилась в последние годы советская Эстония. Выросли поселки, залитые электрическим светом, с новыми высокими домами. Выросли новые люди, сильные смелые, счастливые. В один из таких поселков пришел обученные в шпион­ской школе за границей Март Туйск...»

 

Понятно — зачем пришел. Вредить, отвращать советских эстонцев от но­вой жизни, от коммунизма. По зада­нию своих буржуазных хозяев Март Туйск внедрился в рабочую среду. Но стоило ему соприкоснуться с «новы­ми» людьми «новой» Эстонии, и в его сознании произошел переворот. Че­рез два месяца Март Туйск сам ра­зоблачает себя и своих сообщников. «Не страх заставляет его так посту­пить, нет. Работая в шахте, как того требовало задание, наблюдая проис­ходящее вокруг него, он понял, что обманут — идеи его хозяев не имеют под собой почвы. Он оторван от наро­да, чужой для него. «Убейте меня, но я сам нашел правду!» — страстно гово­рит он матери, бывшей жене и ее возлюбленному Лембиту, прося помочь ему порвать с позорным прошлым. Стремление стать человеком, а не волком среди людей, как его называ­ет мать, приводит Марта к борьбе с бывшими хозяевами. Смертью своей он искупает тяжелый грех предатель­ства Родины.

 

«Творческий коллектив, исполни­тели во главе с постановщиком спек­такля, главным режиссером театра народным артистом УССР П. И. Вет­ровым и режиссером М. С. Иоффе добились острого, социального и по­литического звучания пьесы. Ее глав­ная мысль — счастье человека в слу­жении народу, интересы которого обеспечивает не буржуазный, а со­циалистический строй — ярко прохо­дит через весь спектакль», — заклю­чает газета.

 

Лайсман Путкарадзе,

«Наша газета».

***

 

На изломе противоборствующих эпох

 

В принятой в 1961 году новой программе КПСС период 1957-1959 годов считался составной частью двадцатилетнего построения в СССР материально-технической базы коммунизма. Следуя этой логике уже в начале восьмидесятых мы все должны были жить в бесклассовом обществе, где потребности человека удовлетворяются почти полностью.

 

Если абстрагироваться от этой, захватывающей дух, но фактически виртуальной перспективы, в которую в СССР мало кто верил, с точки зрения экономики семилетка народного хозяйства по-прежнему оставалась периодом интенсификации во всех отраслях народного хозяйства. Продолжали строиться новые предприятия и даже города, в частности, Северодонецк. Но в эти же годы произошли отчасти довольно спорные и сомнительные, а отчасти положительные изменения в структуре существовавшего тогда централизованного управления экономикой и ее планового начала, а также в административно-территориальном устройстве, в том числе и нашей области.

 

Совнархозы действуют...

 

Именно в тот период появи­лось такое понятие, как «совнар­хозы». Его трактовку сегодня ред­ко найдешь в экономических справочниках не только тех лет, но и в изданных в Украине уже в XXI веке. Наряду с существовав­шим в те годы обкомом партии, а вскоре и с двумя обкомами — промышленным и сельским, облисполкомом, появилась еще одна важная организационно-распорядительная структура — Луганский совет народного хо­зяйства, располагавшийся в мо­нументальном здании №7 по ули­це Карла Маркса, известном се­годня как «Дом с колоннами».

 

Без экскурса в историю, уже не области, а страны, не понять, как в указанные годы управлялась экономика нашей области, полу­чившей в те годы еще одно наи­менование — Луганский экономи­ческий район (ЛЭР).

 

Значительная часть про­мышленных предприятий и инфраструктурных объек­тов области, введенных в строй в годы семилетки (1959 —1965),была зало­жена еще в конце 40-х — начале 50-х. При их строи­тельстве широко использо­вался фактически бесплат­ный труд заключенных ГУЛАГа, немецких военноп­ленных. При их участии появились, например, до сих пор стоящие  в  Луганске дороги автомобильно-железнодорожный путе­провод между селом Тарасовка и поселком Белое Лутугинского района, сне­сенные только в 1964 году в Северодонецке бывшие бараки для зэков, возво­дивших до 1953 года Лисхимстрой.

 

Руководивший страной в те годы Никита Хрущев считал, что в соответствии с задачами дальней­шего развития народного хозяй­ства необходимо перенести центр тяжести оперативного управления промышленностью и строитель­ством на места, ближе к предпри­ятиям и стройкам. В этих целях стали переходить от прежних форм управления через отрасле­вые министерства и ведомства к новым формам — уже по террито­риальному принципу. Формой та­кого управления стали советы на­родного хозяйства (совнархозы).

 

За обычной для Хрущева любо­вью к политической хронологии, крайней точкой отсчета которой считались первые годы Советской власти (совнархозы создавались в конце 1917 — начале 1918 годов и существовали в 20-е годы), скры­вался переход от вертикального планирования — от директивных указаний партии, приказов мини­стерств промышленным предприятиям — к устранению промыш­ленных министерств.

 

Следует отметить, что важным шагом на пути приближения уп­равления к производству явилась передача в подчинение Украинс­кой ССР десяти тысяч предприя­тий, что увеличило долю респуб­ликанской промышленности с 36 до 76 процента.

 

Весной 1957 года был принят закон о советах народного хозяй­ства. Так была нарушена долго­летняя практика планирования од­новременно всей промышленнос­ти. Совнархоз — это, прежде все­го, территория, объединенная единством управления экономи­кой. Границы этой территории конкретного совнархоза в Украине не совпадали, как в РФ, с областя­ми: их было создано всего 11. Но нашему региону повезло: у нас был свой, Луганский совнархоз.

 

Несмотря на короткий срок своего существования, он выпол­нил поставленные перед ним за­дачи: осуществлять территориаль­ное планирование и управление промышленностью и строитель­ством в созданном Луганском эко­номическом районе (ЛЭР). В ре­зультате наша область получила невиданную до этого экономическую самостоятельность. И вос­пользовалась этим достаточно успешно.

 

Увы, в октябре 1964 г. состоялся верхушечный переворот, в результате которого Н.С.Хрущев был устранен со своих должностей.

 

Отстранения Н. Хрущева от власти оборвало полосу реформ, которые при всех их недостатках либерализировали и гуманизировали советское общество. Уже в 1965 году совнархозы были ликвидированы и восстановлена прежняя отраслевая система планирования и управления промышленностью и строительством. Это, в свою очередь, привело к ограничению прав и сферы компетенции республики, области, а затем к полному подчи­нению экономики Украины цент­ральным министерствам и ведом­ствам. Луганский совнархоз, как и все остальные аналогичные фор­мирования в СССР, перестал дей­ствовать.

 

Первая попытка рефор­мирования советского об­щества не увенчалась успе­хом. Причин тому несколько. Они состоят в следующем: командно-административ­ная система не была под­вержена реформированию, а многие экономические проблемы пытались решать с помощью тех же админис­тративных методов.

 

«Начальник ЛЭРа»: срок отпущен небольшой

 

Если анализировать документы о деятельности Луганского совнархоза, а его нередко именовали «начальником ЛЭРа», то сегодня становится очевидным: в новых условиях промышленность области сразу же стала работать лучше. Это был своеоб­разный региональный мини-совет министров. Он находился в Луганске, и не по телефону и справкам, как киевское правительство, знал жизнь региона и его основные болевые точки. Он мог не только быстрее найти решение той или иной проблемы, но и лучше видел перспективу. В результате деятельности совнархоза повысилась произ­водительность труда, улучши­лось качество продукции, рас­ширился ее ассортимент.

 

Это с экономической точки зрения. С политической у нашего совнархоза было не все так глад­ко. Подчиняясь напрямую СНХ республики, он был зависим и от местной, больше партийной влас­ти. Рушилась и складывавшаяся десятилетиями управленческая вертикаль наркоматов-мини­стерств, а вместе с ней — и рабо­чие места министерской номенк­латуры. Перспектива покинуть Москву, Киев, чтобы работать в том же Луганском совнархозе, была и нежелательной, и не слиш­ком реальной — здесь были свои кандидаты на руководящие долж­ности. С другой стороны, партий­ные, хозяйственные элиты Луганщины поначалу видели в ликвида­ции министерств расширение сво­их собственных возможностей. В выигрыше же оказывались произ­водственники: в состав руковод­ства Луганского совнархоза вхо­дили также директора крупнейших предприятий и строек. Заметим: здесь не было представлено мес­та партийному начальству. Конеч­но, связи между совнархозом и обкомом партии существовали, но они нормативно не предусматри­вались.

 

Надо сказать, что руководите­ли и специалисты совнархоза действовали довольно диплома­тично, стараясь не доводить вза­имоотношения с местной влас­тью до обострения, и во многих случаях такое сотрудничество да­вало гораздо более результатив­ные плоды, нежели перспективы погрязнуть в склоках и следую­щих за этим кадровых пере­трясках.

 

В 1962 году произошли некото­рые изменения функций ряда орга­нов в стране, в том числе партий­ных и совнархозов. Луганский об­ком партии также разделили на два комитета — промышленный и сельский. И промышленный обком де-юре оказался в фактическом подчинении экономической струк­туры — Луганского совнархоза, де-факто он этого не очень желал. Сельское хозяйство области никог­да не входило в сферу деятельнос­ти совнархоза, поэтому сельский обком партии был в стороне от этих перипетий.

 

Луганщина создала автомобиль

 

18 декабря 1963 года в газете «Правда» была опуб­ликована небольшая замет­ка о создании нового микро­автобуса «Старт» со стекло-пластиковым кузовом. Назы­вался и адрес предприятия, где была создана уникаль­ная машина — Северодонец­кая авторемонтная база (САРБ) треста автопредпри­ятий (бывший Минтяжстрой) Луганского совнархоза. Пер­вый микроавтобус, изготов­ленный за полтора месяца, своим ходом прошел почти тысячу километров от Северодонецка до Москвы, где участвовал в выставке и был показан лично Хрущеву.

 

В этом факте — две интересные линии. Первая та, что свидетель­ствует о необычности материала для корпуса, вторая даже более су­щественная: монополисты автомо­билестроения в те годы уже опре­делились, и они не жаждали, чтобы кто-то без них создал новую мо­дель, тем более в обычном ремон­тном ангаре. «Волга», «Москвич» чуть позже — «Запорожец», вот и весь легковой автопром великой страны, ведь списанную со счетов устаревшую модель «фиата» вкупе с его заводом Италия нам тогда еще не продавала. А тут какой-то захолустный (город Северодонецк именно в те годы только-только на­рождался из поселка Лисхимстрой и не имел современного вида со своим собственным аэропортом) авторемзавод замахнулся на соб­ственное производство автомоби­лей. Добавлю, что кроме «Старта» был выпущен еще один образец чисто легкового автомобиля — двухдверного седана, и тоже с пла­стиковым корпусом. Их чертежи не проходили согласований и всячес­ких разрешений в Москве. Да, соб­ственно, как рассказывали очевид­цы тех событий, и чертежей-то осо­бых не было. И произошло это только потому, что экономическая власть была передана на места. Совнархоз увязал воедино два на­правления — создание автомобиля и здесь же — на построенном «Стеклопластике» — производство стеклоткани и эпоксидного клея.

 

У истоков выпуска автомобиля стояли Сергей Антонов, работав­ший в те годы начальником глав­ного автотранспортного управле­ния Луганского совнархоза, глав­ный инженер треста А. Иванов и директор авторемонтных мастер­ских САРБа И.Головатин. Авто­мобиль, по тем годам, имел пре­красный дизайн, хорошие скоро­стные качества, хотя и напоминал некоторые очертания одного аме­риканского автомобиля. Амери­канцы, как писали газеты, впер­вые увидев этот красавец-микро­автобус в советском фильме «Кавказская пленница», были удивлены: как это они сами не до­думались до такой машины?

 

Первый автомобиль собрали вручную. Ветераны вспоминают: на болванку, напоминавшую очер­тания микроавтобуса «Старт» или «Заря», выклеивались один за дру­гим слои пластика. В течение 1964 — 1967 годов на САРБе, с благо­словения совнархоза, было изго­товлено 100 автомобилей. Вскоре Антонова перевели в Донецкий совнархоз, где он также наладил выпуск десяти «Стартов». Эстафе­ту в нашей области, по предложе­нию совнархоза, подхватил Луган­ский автосборочный завод, где были изготовлены еще двадцать микроавтобусов. Тогдашнему ди­ректору завода Мелконову так по­нравилась машина, что он сделал ее служебной.

 

С ликвидацией совнархозов была возможность с помощью науч­ных автомобильных кадров Москвы довести эти машины до уровня кон­вейерной сборки. Но там уж слиш­ком обиделись на «выскочек» из Северодонецка. И любоваться «Стар­тами» и «Зарей» сегодня можно лишь по фотографиям тех лет. Гово­рят, сохранились лишь несколько раритетных автомашин, цена одной, в любом состоянии, не ниже той, что просят за «мерседес»...

 

Луганский уголек

 

В эти годы Донбасс по-пре­жнему притягивает к себе рабочие кадры. Сюда продолжают приез­жать из всех уголков Советского Союза — и молодежь, и целые семьи. Наверное, поэтому числен­ность населения нашей области за период 1959 – 1965 годов увечилась с 2,4 миллиона человек до 2,8 миллиона. И ни одного безработного. Жильем для них служили новые «хрущевки» и комфортабельные общежития…

 

Совнархоз заботился о соору­жении химических производств в будущем Северодонецке, а также в Рубежном, ведь тогда началась эра химизации, а также о техническом перевооружении традиционной от­расли — угольной. И на этой осно­ве шло повышение производитель­ности труда и заработков рабочих.

 

На собрании партийно-хозяй­ственного актива в июле 1961 года председатель Луганского совнархо­за Н. Худосовцев рассказал, что в Луганском экономическом районе на 138 шахтах из ста пятидесяти завер­шена механизация и автоматизация процесса обмена вагонеток на по­верхности, на двадцати пяти — ве­дутся работы по комплексной меха­низации всех производственных процессов. Говорил он и о других технических, финансовых вопросах, а также об улучшении обеспечения горняков жильем, бытовыми услови­ями на каждой шахте. И они отвечали на эти заботы высокопроизводитель­ным трудом, выполняя досрочно и пятилетки, и ту же семилетку.

 

В те годы происходил ряд важ­ных экономико-социальных пре­образований, которые Луганский совнархоз старался внедрить на своих подопечных производствах. Речь идет о сокращении рабочего времени для горняков с восьми до шести часов, и о ликви­дации ряда профессий на шахтах — с 97 до двадцати, а непосред­ственно в забое — с 25 до двух-трех, и о введении повременно-премиальной оплаты труда систе­мы вместо сдельно-премиальной. Все это прямо или косвенно дава­ло возможность резко повысить производительность труда. По этому показателю наш совнархоз был в лидерах.

 

Но, к сожалению, и на это руко­водство совнархоза обращало внимание директоров шахт, зара­ботная плата горняков не поспева­ла за их энтузиазмом. Хотя в це­лом по углепрому Луганского эко­номического района зарплата в себестоимости добычи и состав­ляла 35,2 процента, а по СССР — 19,3 процента. В целом же уголь­ные шахты нашего совнархоза в то время были еще малорентабельны и часто-густо убыточны. Себесто­имость тонны добытого угля со­ставляла в среднем 11,2 рубля, что было выше среднеоптовой на 2,5 рубля. Но были и рентабель­ные шахты, где себестоимость не превышала шести рублей — «Красный партизан», № 6 треста «Свердловуголь».

 

За короткий срок совнархозу удалось интенсифицировать стро­ительство — как промышленное, так и гражданское. «Хрущевки» мало-помалу уступают «дорогу» крупнопанельному домостроению, квартиры в таких домах более просторные и по площади, и по высоте. Построено несколько до­мостроительных комбинатов (ДСК) в Северодонецке, Луганске, Алчевске...

 

Село: Америку не догнали

 

В обозреваемом периоде сель­ское хозяйство, в том числе и на­шей области, продолжает укруп­няться, и не только за счет присо­единения территориально близко расположенных ферм, полей. Оно по-прежнему находится в плену волюнтаристских идей и партийно-государственного диктата. 22 мая 1957 года на собрании колхозников Хрущев бросил ставший знаменитым лозунг: «Догнать и перегнать Америку!». Речь в дан­ном случае шла о соревновании с этой страной в двух конкретных областях: в производстве мяса и молочных продуктов. Этот «пры­жок вперед» отрицательно сказы­вался на экономике села на протя­жении тридцати последующих лет. Желание добиться максимально быстро и с наименьшими затра­тами впечатляющих результатов привело к серьезному экономи­ческому и социальному кризису начала 60-х годов.

 

Вот что обещал народу в 1961 году на ближайшие четыре года Луганский обком КПУ в расчете на одного человека: 97 кг хлеба и хлебопродуктов, 89 — картофеля, 110 — овощей, 65 — фруктов, 54 — мяса, 334 — молочных продук­тов, 18 — рыбы, 25 — сахара, 10 — растительного масла и аналогич­ных жиров и 236 штук яиц. В 1965 году фактический уровень потребления был таков: мяса и мясопро­дуктов (в кг.) — 44,5 (в скобках — физиологическая норма потреб­ности человека по состоянию на начало 80-х годов — 73 килограм­ма), молока и молокопродуктов — 216,5 (360), овощей и бахчевых культур — 109,8 (185), картофеля - 92 (108), хлебопродуктов — 155,9 (107), яиц - 84 (250). По растительному маслу, сахару, фруктам, рыбопродуктам данных за 1965 год не обнаружено, есть они лишь по состоянию на 1985 год: потребление масла расти­тельного составило 11,2 кг (норма 13 кг), сахара — 40 (38,3), фруктов - 45 (90), рыбопродуктов — 16 (14,2). Такова была эффектив­ность собственного сельского хо­зяйства. По известным причинам сахар и рыба завозились на Луганщину извне.

 

И все же сельское хозяйство области развивалось, преодоле­вая все препятствия, о чем свиде­тельствуют газетные публикации того времени. Расширяются пло­щади под зерновыми культурами — они составили 712 тыс. га, в том
числе под озимой пшеницей — 375,7 тысячи, техническими — 168 (подсолнечник —156 тыс.га), кормовыми — 476 тысяч гектаров. Начали разводить даже виноград­ники — для этого выделили 64 гек­тара. Одна из плантаций была рас­положена на южном склоне балки за поселком Металлист — по трассе на Старобельск. Урожайность озимой пшеницы составила почти 22 цент­нера с гектара, подсолнечника — 11,1 центнера, как видим, она не слишком отличается от достигаемой в нынешние годы.

 

Колхозы области пережили не только укрупнение, но и прием техники от МТС.  Машино-тракторные станции (МТС) начали создаваться в стране в 1929 году, а чуть позже и на Луганщине. Их техническая по­мощь крестьянам была неоценима. Но Хрущеву показалось, что колхо­зам без собственной техники Аме­рику не перегнать. Это было разум­ное мнение. Но исполнялось оно неразумно. Хрущев велел колхозам выкупить технику МТС за собствен­ные оборотные средства. Колхозы в одно мгновение стали нищими. И через год произошел провал плана сбора зерна, о чем сказано выше. Но в эти же годы закладыва­лась новая формация руководите­лей сельского хозяйства Луганщины, которые успешно провели его сквозь все объективные и субъек­тивные препятствия следующего тридцатилетия, а некоторые еще и сегодня, в непростых рыночных условиях, держат марку сельских шестидесятников. И если до сих пор ругают «кукурузоманию», то нельзя сказать, что механизаторы тех лет, выращивавшие эту культу­ру и получавшие высокие урожаи, незаслуженно награждались, в том числе и звездами Героев Соцтруда. Они пахали в прямом и пе­реносном смысле не за идею, а за благосостояние колхоза, совхоза, своих семей. Я помню руки Марьяна Степановича Гелеты из Лутугинского района, тоже ставшего Героем, когда он заканчивал ту или иную работу на кукурузном поле. Помню его и пенсионером, когда он, давно не садившись на трактор, продолжал ощущать его вибрацию. Помню, как почти тем­нокожим становился каждое лето бригадир овощеводов Федор Ива­нович Кондруцкий, из того же кол­хоза, где работал и Гелета. И он в 1965-м тоже заслуженно стал Ге­роем Соцтруда.

 

Укрупнение: от колхозов — к районам

 

К началу шестидесятых годов на Луганщине насчитывалось 30 сельских районов. Их трансфор­мация происходила регулярно. Например, часть нынешнего Лутугинского района в те годы была в границах Александровского и Ус­пенского районов. До этого один из самых больших по населению его поселков (8700 человек) — Бе­лое — успел побывать в составе еще одного района, на этот раз городского, Артемовского област­ного центра. Это нужно было для того, чтобы создать четвертый район Луганска.

 

В существующие и ныне районы присоединили: к Сватовскому — Мостковский и Нижнедуванский, к Антрацитовскому — Краснолучский и Боково-Антрацитовский, к Беловодскому — Евсугский, к Белокуракинскому — Лозно-Александровский, к Краснодонскому — Ново-Светловский, к Кременскому — Ново-Астраханский, к Новопсковс­кому — Белолуцкий; к Станично-Лу-ганскому — Верхне-Тепловский; Попаснянский район сначала при­соединили к Лисичанскому, а че­рез десятилетие снова преобра­зовали в Попаснянский; Ровеньковский «раздал» свои земли ряду ближайших районов, Алчевский переименовали в Перевальский (после того, как город Паркоммуна стал Перевальском); Фрунзенс­кий район стал позже других осно­вой для нового района, когда уро­женец поселка Славяносербск ми­нистр сельского хозяйства Дмит­рий Полянский стал самым моло­дым кандидатом в члены брежнев­ского Политбюро.

 

Фактически в те годы почти сло­жилось и нынешнее административ­но-территориальное деление обла­сти, кроме последовавшего объеди­нения Свердловского района с од­ноименным городом. Аналогичная реформа должна была произойти и с Антрацитовским, но в правитель­стве что-то «не срослось».

 

Как рассказывает луганчанин Борис Акименко, работавший в шестидесятые годы в Белолуцком, Белокуракинском, Лозно-Александровском районах, укрупнение принесло ряд неудобств сельским жителям, которым нужно было ча­сто обращаться в удаленные те­перь от них районные инстанции. Им приходилось тратить на поезд­ки, особенно зимой, до четырех часов с двумя — четырьмя пере­садками. Да и бывшие райцентры стали приходить в упадок...

 

Это были годы на изломе слож­ных политических, идеологических процессов. Фактически происходи­ла смена целых эпох. Несмотря на все это Луганщина сохранила и приумножила свой потенциал в ос­новных отраслях народного хозяй­ства, социальной сфере.

 

Борис Литвин,

«Наша газета».

***

Семидесятые: время больших надежд

 

Десятилетием контрастов и противоречий можно назвать 70-е годы минувшего столетия. Небывалые подъемы и самые обидные падения, рекорды, но далеко не все радостные... Для Луганщины 70-е стали продолжением успехов 60-х и прологом неудач 80-х годов.

 

Под знаком Шевченко

 

Новое десятилетие жители области встречали уже не луганчанами, а ворошиловградцами. С января 1970 года, после смерти Климента Ворошилова, областной центр снова становится Ворошиловградом — на два последую­щих десятилетия.

 

Начало 70-х, как и все предыдущее десятилетие, про­шли для области под знаком первого секретаря обкома партии Владимира Васильевича Шевченко. Даже теперь, несмотря на разочарование в коммунизме и коммунистах, его, первого секретаря обкома, многие представители того поколения считают лучшим из всех руководителей облас­ти, что были до и после него. Именно при В.Шевченко при­нимается первый генеральный план развития областного центра, наращиваются объемы жилищного строительства, строится и совершенствуется первый в области стройкомбинат. Когда Луганщиной руководил Владимир Шевченко, область сдавала по 360 объектов в год! План капитального строительства не был сорван ни разу. С его же руковод­ством связывают бурное развитие культуры и спорта.

 

Именно при нем в 1972 году «Заря» становится чем­пионом СССР по футболу. Но после смены руководите­ля области, уже в 1979 году команда опустилась в пер­вую лигу, а в 1984-м — во вторую лигу. С 1964 года штангисты спортклуба «Заря» одиннадцать раз станови­лись чемпионами СССР среди коллективов физкультур­ных и спортивных клубов. Волейболисты команды «Звезда» — серебряные призеры чемпионатов СССР 1972 и 1974 годов. В 1973-м они завоевали Кубок обла­дателей кубков Европейских стран. А волейболистки «Искры» стали в 1976-м сильнейшими в стране.

 

В 1972 году ЦК Компартии Украины возглавил Влади­мир Щербицкий. Его приход на новую должность озна­меновался... уголовным делом. Так называемое «ворошиловградское дело» втянуло в свою воронку десятки партийных, хозяйственных и, что случалось крайне ред­ко, спортивных руководителей области. Многие получи­ли тюремные сроки, а самый успешный в истории обла­сти первый секретарь обкома Шевченко был снят с должности. В 1973-м он уезжает из города.

 

Годы Шевченко стали периодом развития не только спорта, но и строительства. Многие момента, связанные с застройкой городов области, современного человека мог­ли бы искренне удивить. Даже самый общий — точное со­ответствие застройки генеральному плану... Впрочем, принципы строительства городов, которым приходилось следовать в 70-е, в наше время многие критикуют. Еще в конце 60-х в связи с переходом на индустриальные методы строительства полностью было прекращено индивидуаль­ное проектирование жилых домов. В Луганске разработали определенное количество каталогов типовых проектов жи­лых домов, на основе которых застраивались города и по­селки городского типа. Реформирование новых индустри­альных центров, попытки как можно скорее решить жилищ­ную проблему отодвинули на второй план заботу об архи­тектурной неповторимости городов. Поэтому часто быва­ет, что, приехав первый раз в город, ощущаешь, будто уже бывал в нем: похожие как две капли воды типовые здания универмага, кинотеатра, не говоря уже о микрорайонах. Странно, но сегодня на «типичность» жилья жалуются даже те, кто радовался получению квартиры в типовом микро­районе именно в 1970-х.

 

На самом же деле и представить сложно, как при суще­ствовавших тогда значительных финансовых ограничениях удалось отстроить столько жилья. Нам о таких темпах жилищного строительства теперь можно только мечтать.

 

Стройки десятилетия

 

К середине 70-х формируется облик центральной части города. Застраиваются улицы Советская и Оборонная, площадь Героев Великой Отечественной войны. Владимир Шевченко согласовал возведение многих крупных объек­тов, и некоторые успел сдать.

 

В 1970 году возводится новое здание областного му­зыкально-драматического театра (теперь — областного русского драмтеатра). В 1971 году по типовому проекту в Ворошиловграде построили государственный (в то время) цирк. Точно такой же, как еще в десяти городах Союза. Только благодаря Шевченко Луганск стал одиннадцатым. Добиться этого строительства руководителю области было непросто.

 

Украшением центральной части города журналисты 70-х называли комплекс высотных зданий с крупным га­строномом «Ворошиловградский». Он стал первым со­ветским магазином самообслуживания, прадедушкой современных супермаркетов.

 

Типовой проект гастронома был переработан и «привя­зан» к местности архитектором Георгием Головченко. Зда­ние прекрасно вписалось в общий архитектурный ан­самбль. Расположенную перед магазином со стороны ули­цы имени Коцюбинского площадь украсили фонтаны, переходные мостики. «С большим вкусом оформлен торговый зал. Фотофризы с подсветом, чеканка по металлу, дубовые панели, мозаичный пол, мягкое освещение ламп дневного света приятно радуют глаз», — нахваливали новостройку корреспонденты советских газет.

 

Только за три года девятой пятилетки (1970 - 1975 годы) в Луганске выросли универмаг «Россия», учебный корпус, актовый и спортивный залы педагогического ин­ститута, производственные и административные корпуса промышленных предприятий и автохозяйств, девяти­этажные жилые дома улучшенной планировки, были раз­биты новые скверы. Позже в центре города начинает возводиться 17-этажная гостиница.

 

В 1973 году началось строительство нового железнодо­рожного вокзала: специальный переход связывает админи­стративное здание с 12-этажной гостиницей, из вокзала на посадочные платформы можно попасть через застекленную галерею мостового пешеходного перехода. По индивиду­альному проекту строилось также здание автовокзала, вве­денное в эксплуатацию в 1977-м. Оригинальная архитекту­ра этого сооружения, основанная на сооружении из сталь­ных трубчатых элементов по монолитному железобетонно­му каркасу, придала автовокзалу значимость акцентного уникума — такое определение дают постройке газеты в очерке об архитектуре Луганска.

 

Универмаг «Россия», Дом одежды, Дом быта — все это здания, появившиеся в областном центре в 70-е годы.

 

В 1972 году «Зеленстрой» приступил к созданию нового парка «Дружба».

 

План — всему голова

 

Начало семидесятых годов характеризовалось подъемом практически всех отраслей экономики области. Высокие темпы добычи угля, победы машиностроителей, высокие урожаи...

 

Однако к середине десятилетия темпы развития снижа­ются. Впрочем, по газетам той поры понять это сложно — там отчеты о досрочном выполнении планов, новые произ­водственные задачи, новые достижения. А историки счита­ют, что хоть 70-е еще и нельзя назвать застойными, но имен­но тогда начинается снижение эффективности производства. Экономика развивалась, но это было затухающее развитие.

 

Угольная отрасль оставалась ведущей для Луганщины. Она все еще являлась приоритетной и в плане финансиро­вания. В 70-е годы капиталовложения в эту сферу составля­ли 10 миллиардов рублей, что позволило осуществить тех­ническое перевооружение шахт. В эти годы, в сущности, началась реструктуризация угольной промышленности: закрывались убыточные предприятия, добыча угля концен­трировалась на больших предприятиях, наряду со строи­тельством новых реконструировались действующие шахты. За два десятилетия (60-е и 70-е) в республике закрыто больше 200 старых, нерентабельных шахт.

 

В 1971 году шахты региона добыли рекордное количе­ство угля — около ста миллионов тонн. После этого объемы добычи пошли на снижение и к прежним отметкам уже не возвращались. В течение десятилетия удельный вес шахт, которые свыше 20 лет работали без технической реконст­рукции, увеличился с 36 до 70 процентов.

 

К концу десятилетия уровень отечественной техники уже отставал от мировых стандартов. Складывалась парадок­сальная ситуация: приток техники на шахты не прекращался, а эффективность шахтерской работы выше не становилась.

 

На качестве строительства сказывалась и широко рас­пространившаяся практика сдавать промышленные объек­ты, жилье к разным юбилеям, праздничным датам или про­сто к концу года. Что уж говорить о «великих» датах, связан­ных с историей Союза и Коммунистической партии. А 70-е оказались особо богатыми на юбилеи...

 

«Активно ведется работа по развитию социалистичес­кого соревнования на предприятиях к 50-летию образова­ния СССР (1972 — Авт.). Особое внимание уделяется но­вым формам соревнований за звание «Лучший шахтер», «Лучший молодой рабочий», писали газеты.

 

На каждом предприятии к юбилеям объявляли новые кон­курсы, определяли передовиков. А накануне празднования первой годовщины принятия новой Конституции СССР (7 ок­тября 1978 года) газеты пестрели лозунгами «Даешь пятилет­ку за три года!». К этой дате предприятия должны были как минимум досрочно завершить выполнение годовых планов.

 

Ни селу, ни городу...

 

Основой развития сельского хозяйства в 70-е должна была стать химизация. Именно на нее делали ставку тог­дашние руководители области и государства в целом. К этому они призывали аграриев на съездах и совещаниях. Рассчитывали, что химизация серьезно улучшит положе­ние в аграрной сфере.

 

Совсем другие выводы в отношении этих процессов делают современные исследователи истории края. Да, снабжение минеральными удобрениями возросло, но ис­пользовались они нерационально. Химизация не везде проводилась грамотно, из-за чего плодородные почвы просто загрязнялись. Кроме того, механизация сельского хозяйства превратилась в снабжение колхозов и совхозов техникой низкого качества, бездумная мелиорация приво­дила к разрушению плодородных земель. При этом экономические интересы крестьянина, как и в предыдущие годы советской власти, продолжают ущемляться, он не заинте­ресован в улучшении результатов труда. Эти перекосы в социальной сфере привели к массовому оттоку сельского населения, особенно молодежи, в города, что в свою очередь привело к запустению сел.

 

Кризис села и пока еще сохранявшееся промышленное развитие Луганщины превратило ее в один из наиболее ур­банизированных регионов Украины. 87 процентов жителей области к тому времени перебрались в города. В 70-х уже сформировались промышленные и угольные центры обла­сти. Как раз туда и переселялись жители близлежащих сел.

 

На каждое решение - новая проблема

 

Советские газеты, рассказывая о техническом прогрес­се, не раз упоминают, что его ускорению немало способ­ствовала активизация массового технического творчества: «На ворошиловградских предприятиях после XXIV съезда КПСС значительно усилилось движение рационализаторов и изобретателей. От рабочих в ходе смотров поступило большое количество ценных предложений».

 

К середине семидесятых началось отставание от планов по темпам роста и производительности труда не только в уголь­ной, но и в металлургической, лесной и деревообрабатываю­щей, легкой, пищевой отраслях промышленности, в капиталь­ном строительстве. Рационализаторы, например, изготавлива­ли некоторые детали тепловозов из отходов производства, со­вершенствовали как могли технологические цепочки.

 

В это время продолжает развиваться Ворошиловградский тепловозостроительный завод. Он начинает выпуск нескольких новых типов тепловозов. В частности, на заводе разработали проект тепловоза 4ТЭ130, предназначенного для эксплуатации в условиях БАМа.

 

Однако не всегда промышленные достижения влияли на повседневную жизнь общества. Главной проблемой семи­десятых остается хронический дефицит на потребительском рынке. Он характерен буквально для всех товаров ши­рокого спроса. Это, в свою очередь, приводило к злоупот­реблениям в торговле. Многие вещи и продукты «купить» было невозможно, их нужно было «достать». Поэтому това­ры часто приобретались «по знакомству». Ценными стано­вились даже просто контактные данные людей «полезных», способных что-нибудь получить и чем-нибудь помочь. В селах ситуация также ухудшилась — там часто нельзя было достать даже товары первой необходимости. Поэтому на выходные множество покупателей отправлялись за покуп­ками в областные центры. Отсюда — огромнейшие очереди возле прилавков, перегруженный транспорт.

 

Исследователи считают, что в 70-х развивается также взяточничество, использование знакомых, «нужных» людей при поступлении в вузы из-за высоких конкурсов. В то же время в начале 70-х годов независимо от желания и спо­собностей каждый гражданин обязан был получить среднее образование. Часто об этом напоминали газеты — целыми рекламными полосами о техникумах и училищах области под рубрикой «Куда пойти учиться?».

 

Обращает на себя внимание еще одна рекламная поло­са: «Государственное страхование к вашим услугам!» Как раз в 70-х Госстрах стал предлагать дальновидным советс­ким гражданам обеспечить себе и близким родственникам безбедное будущее. Сделать это призывали с помощью программ смешанного страхования жизни, страхования средств транспорта, животных, строений, домашнего иму­щества, страхования от несчастных случаев, страхования к бракосочетанию, подарка к совершеннолетию.

 

Тех самых программ, выплаты по которым прекратили после распада Союза…

 

Протест несогласных

 

Семидесятые годы историки называют и временем политико-идеологического кризиса советского строя в Украине. Именно в эти годы произошло практически полное ограниче­ние и без того урезанных прав УССР, усиление партийно-номенклатурного влияния на все сферы общественной жиз­ни и быстрая утрата населением веры в коммунистические идеалы. Поэтому для борьбы с «идеологическими диверсия­ми», а по сути — с инакомыслием, еще в конце 60-х в струк­туре КГБ было создано специальное «пятое управление», ак­тивно действовавшее в течение всех 70-х.

 

Когда в политическом руководстве перевесил курс на «ста­билизацию», ориентацию на классово-партийный подход, по­степенно происходит отказ от демократических преобразова­нии. И уже с начала 70-х культурные процессы в обществе начали развиваться либо в строгом русле официальной поли­тики, либо вне ее. Именно тогда возникают новые формы ду­ховной оппозиции, в частности, диссидентство.

 

В ответ на распространение инакомыслия неосталинистское руководство усилило репрессии. В 1972 году были арестованы более 100 представителей интеллигенции, в том числе Иван и Надежда Светличные (Иван Светличный — во второй раз). На какое-то время активность диссиден­тов удалось парализовать. Однако уже в ноябре 1976 года наиболее активные правозащитники объединились в от­крытую общественную организацию — Украинскую группу содействия выполнению Хельсинкских соглашений в Укра­ине, или Украинский Хельсинкский союз. Возглавил ее наш земляк писатель Николай Руденко. В лагерях или в эмигра­ции оказалось большинство представителей духовной оп­позиции. Они боролись против системы, система боролась против них, потому что боролась с любыми явлениями, выхо­дящими за рамки этой системы. Консерватизм и замкну­тость политической системы внутри себя стали главным тор­мозом развития всех отраслей. Ведь развиваться прежними методами и при этом оставаться конкурентоспособными на мировом рынке уже не представлялось возможным.

 

Это понимала творческая интеллигенция. Это понимали многие руководители городов и областей. В том числе и тот же Шевченко, которого еще в начале десятилетия обвинили в «волюнтаризме» при выполнении социальных программ. И кого интересовало, что иначе, без выходов за узкие рам­ки, эти программы уже не могли быть выполнены...

 

Впрочем, очевидных причин для беспокойства простых людей вроде и не было. Заводы и фабрики продолжали работать и многие из них в тот период еще процветали, города строились, вся социальная структура (система про­филакториев, баз отдыха, оздоровительных лагерей, детс­ких садов — только в Луганске их насчитывалось 140) со­хранялась. Негативные процессы для многих еще не были очевидны. Да и в целом в Ворошиловградской области все было еще не настолько плохо, чтобы не верить если не в дальнейшее развитие, то хотя бы в стабильность. В 70-х сделано многое для развития нашего города, нашей обла­сти и в следующее десятилетие регион вступал с новыми, светлыми надеждами.

 

Анастасия Мартинчук,

«Наша газета» .

***

Новое  время

 

Двенадцатого (а может, это было одиннадцатого марта) в подразделения Советской Армии поступил приказ... Батальон построили перед штабом, замполит зачитал личному составу решение внеочередного пленума ЦК КПСС.

 

Не знаю, как другие замполиты в других батальонах и полках, а наш после слов «пленум единодушно избрал товарища Горбачева» с многозначительной улыбкой, после короткой паузы добавил: «Молодого».

 

Все врут календари

 

Не завидую историкам, которые лет так через пятьдесят захотят со­ставить себе представление о вось­мидесятых и обратятся к газетам и журналам этого времени. Они узна­ют, например, что 29 июня 1982 года в Ворошиловграде состоялся пленум обкома компартии Украины, на котором были рассмотрены ито­ги майского пленума ЦК КПСС и за­дачи областной партийной органи­зации, вытекающие из доклада то­варища Брежнева «О продоволь­ственной программе СССР на пери­од до 1990 года». На пятничных по­литчасах продовольственную про­грамму изучали вдоль и поперек, в читальном зале сажали студентов за стол и фотографировали с материа­лами пленума.

 

А еще историк выяснит для себя, что в это же время советско-французский экипаж успешно за­вершил полет в космос, Джанибеков, Иванченков и Кретьен возвра­тились на Землю. И чего доброго, в самом деле подумает, что «социа­листическое соревнование трудя­щихся Ворошиловградщины еже­дневно порождает образцы само­отверженного творческого труда. Шахтеры и машиностроители, металлурги и химики, строители и хлеборобы приумножают свои усилия в нелегкой борьбе за выполне­ние обязательств, принятых в честь 60-летия образования СССР».

 

При этом «наряду с теми, кто целеустремленно продвигается к намеченным рубежам, работает ритмично, успешно справляясь с государственными заданиями и пе­рекрывая их, в области немало еще таких предприятий, строек, колхо­зов и совхозов, которые срывают выполнение не только принятых обязательств, но и утвержденных планов. К сожалению, нет такого города и района, где бы не было отстающих коллективов. Особенно много их в Антраците, Красном Луче, Свердловске, Ровеньках, Кировске, Славяносербском, Красно­донском и других районах».

 

Двадцать шесть лет назад, как и сегодня, говорили о жатве. Газеты публиковали материалы под таки­ми примерно заголовками: «Глав­ный хлеборобский экзамен», «От­ветственная пора в битве за хлеб». Только что приняли продоволь­ственную программу, а в Ворошиловградской области на пятистах тысячах гектаров хлебного поля урожай вырос не для победного ра­порта - часть хлебов осталась по­легшей, засоренной, жатве мешали дожди. Руководители призывали земледельцев, специалистов «про­явить максимум своего умения и мастерства, мобилизовать все силы и средства на преодоление возникших затруднений, обеспе­чить выполнение планов и заданий по заготовке зерна».

 

Крестьян уверяли, что успех при уборке нового урожая в ог­ромной степени зависит от умелой организации широкого и дей­ственного социалистического со­ревнования механизаторов за ис­пользование техники с максималь­ной отдачей, от того, как постав­лена в коллективах агитационно-массовая и политико-воспита­тельная работа. Речь идет о том, чтобы каждый участник жатвы знал условия соревнования, особенно нынешней страды, все новшества, которые позволяют ускорить ра­боты.

 

А жизнь людей двигалась... как-то сбоку, рядом, параллельно, но все же не в ногу с заданным мар­шем. Автора этих строк, напри­мер, в этом же году хотели исклю­чить из института за уход с суббот­ника. В ходу были анекдоты про Брежнева (и за них по губам нико­го не били). Много и часто пили. Через три года первокурсники не будут верить выпускникам, что в восемьдесят втором году вечером после премьеры спектакля на ка­федре (!) студенты и доценты мог­ли откупорить шампанское.

 

Дорогой Леонид Ильич

 

Второго ноября Леонид Ильич вручил в Кремле награду предсе­дателю правительства. Седьмого ноября в Кремлевском дворце съездов правительство устроило прием по случаю 65-й годовщины Октябрьской революции. Бреж­нев выступил с речью. А десятого ноября, как через день сообщили газеты, генеральный секретарь скоропостижно скончался. Эпоха закончилась.

 

Траурные митинги. Предчув­ствие перемен. Говорили, что при новом генеральном будет, как тридцать лет назад.

 

При новом генеральном изоб­рели два новшества - стали раз­вивать критику и самокритику и в институты направили рабочие группы.

 

С уходом из жизни последнего кремлевского старца предчувствия перемен разрешились пото­ком демагогии, которая от пре­жней отличалась тем, что прогова­ривалась быстро и бодро.

 

От рабочего до министра

 

Газеты середины восьмидеся­тых вызывают один вопрос: чего они, собственно говоря, хотели от нас?

 

На встрече с руководителями промышленных предприятий 12 ап­реля 1985 года будущий Нобелевс­кий лауреат заявил, что существу­ющих темпов развития производ­ства недостаточно, их надо повы­сить, причем повысить существен­но. Он сказал, что нужна напряжен­ная, инициативная, честная и доб­росовестная работа каждого — от рабочего до министра, от инжене­ра до академика. В первую оче­редь, говорил он, важно макси­мально использовать все, чем мы располагаем. Во вторую очередь нужны решительные меры. Тот, кто выпускает продукцию на уровне современных требований, тот дол­жен иметь моральные и материаль­ные преимущества. А еще надо усилить режим экономии, бороться с расточительством. Необходимо перестраивать работу, выпускать больше продукции с каждой едини­цы сырья и мощностей.

 

«Система хозяйствования долж­на строиться таким образом, чтобы каждый коллектив, каждый трудя­щийся стремились полностью ис­пользовать свои способности и воз­можности в общественном произ­водстве, повышении его эффектив­ности, — учил новый глава государ­ства. - Эти задачи будут решаться тем лучше, чем теснее станут увязы­ваться производственные и соци­альные вопросы, интересы государ­ства, коллектива и личности».

 

В 1985 году вышел указ прави­тельства о борьбе с пьянством и алкоголизмом. В течение следую­щих двух лет в стране рождалось по пять с половиной миллионов де­тей, на полмиллиона больше, чем за предыдущие двадцать-тридцать лет. Умирало на двести-триста ты­сяч меньше людей.

 

За бутылку из-под пива, найден­ную в комнате общежития, студен­та могли выгнать из института. Традиционную свадьбу попытались заменить свадьбой безалкогольной - чайно-спортивной. То есть невеста с же­нихом на стадионе соревновались в беге и в прыжках в длину. Гости «болели», так сказать.

 

Через год страну накрыл Чер­нобыль. В Луганск привезли киев­ских детей.

 

«Милые мои земляки»

 

В мае 1987 года в Луганск при­ехал Михаил Матусовский - поэт-песенник, написавший «Школь­ный вальс», «Подмосковные вече­ра», «На Безымянной высоте», «С чего начинается родина», «Лети­те, голуби».

 

Ворошиловградцы встретили семидесятидвухлетнего земляка радушно. Исполком присвоил Михаилу Львовичу звание почет­ного гражданина города «за вы­дающийся вклад в развитие со­ветской литературы, создание высокохудожественных произве­дений, воспевающих революци­онные, боевые и трудовые подви­ги советского народа». В филар­монии состоялся концерт. Высту­пили Джульетта Якубович, Вера Андрияненко, Владимир Самарцев. Сохранился автограф поэта: «Милые мои земляки! Я счастлив и горд тем, что я получил посто­янную прописку в вашем, а те­перь и нашем городе. Желаю ус­пехов в революционное время, перемен и обновления всей жиз­ни нашего общества. С уважени­ем - Мих. Матусовский. 9 мая 1987 года. Ворошиловград».

 

Это был последний приезд по­эта на родину, через три года (16 июля 1990 года) его не стало.

 

Лайсман Путкарадзе,

«Наша газета».

***

1991-й: год рождения государств

 

Что удивляет, когда просматриваешь подшивки луганских газет пятнадцатилетней давности, так это отсутствие информации о новостройках. Если в конце восьмидесятых что-то еще вводилось в строй, а закладывалось достаточно много, то девяностые в этом отношении оставляют ощущение остановившегося времени.

 

Спорят повсеместно

 

Первый, случайно открытый номер «Нашей газеты» дает представление о разнице между девяносто первым годом и, скажем, годом восемьдесят восьмым. В начале января 1991 года газета спрашивала себя (и своих читателей): «Где дорога к храму?» Предлагала: «На государство надейся, а сам не плошай». А под рубрикой «Экономика и жизнь» в материале под названием «Жить по закону стоимости» на вопрос, почему же не работает закон стоимости, отвечала так: «Потому что государство забирает почти всю прибыль, оставляя мизер на материальное стимулирование».

 

Январские номера «Нашей газеты» дают ясное представление о том, что происходило в Луганской области семнадцать лет назад.

 

В Луганске дал представление Константин Райкин, ярко сияла звезда футболиста Сергея Юрана, искали, где проходит дорога к храму и, самое главное, обсуждали судьбу союзного государства: в номере за семнадцатое января в материале «СССР — наш общий дом. Его возводить нам всем» читаем:

 

«Трудно встретить в наши дни человека, у которого не вызывал бы повышенный интерес проект нового союзного договора. Говорят и спорят о нем повсеместно. Но особенно волнует этот документ людей, которые в силу различных обстоятельств оказались за пределами своих национально-государственных образований. В этом нетрудно убедиться из бесед с представителями разных национальностей, работающих в Луганском инструментальном производственном объединении».

 

В частности литовец В. Леджюс признался корреспонденту «Нашей газеты», что ему трудно объяснить то, что происходит в Литве. Мальчишкой в те дни, когда советские солдаты освобождали Литву от гитлеровского рабства, В. Леджюс своими глазами видел, «как русские, казахи, украинцы, белорусы шли в бой и падали, сраженные фашистскими пулями. А сейчас памятники воинам-освободителям разрушаются, а на их места устанавливаются памятники членам профашистских организаций».

 

Правда, развернув подшивку «Нашей газеты», я с трудом вспомнил, что — да, ведь какой-то проект обсуждался в девяносто первом году (а ведь прошло всего семнадцать лет), но споров повсеместно… Нет, споров, кажется, не было.

 

Во всяком случае, не помню, чтобы кто-нибудь из моих собеседников сказал бы, что какой-то пункт проекта союзного договора его не устраивает. Только теперь я прочитал текст проекта договора, который должен был, говоря нынешним языком, перезагрузить Советский Союз. Во вступительной части проекта договора о Союзе Суверенных Республик говорилось:

 

«Участники договора, уважая волю своих народов к обновлению союза; признавая право наций и народов на самоопределение; исходя из провозглашенных республиками деклараций о государственном суверенитете; учитывая близость исторических судеб, стремясь жить в дружбе и согласии; обеспечивая равноправное сотрудничество... Решили...»

 

В конце января Луганскую область посетил председатель Верховного Совета УССР Леонид Кравчук. Он дал интервью корреспонденту «Нашей газеты». На вопрос о цели приезда на Луганщину Леонид Макарович ответил:

 

— Главная цель была услышать мнение таких больших регионов, которые играют важную роль в экономике, в общественной, политической жизни, как Донецкая и Луганская области, перед началом сессии Верховного Совета Украины. Надо знать мысли людей, потому я и встречался с ними в коллективах, на сессиях областных советов.

 

…На протяжении сотен перевернутых страниц попалась лишь одна информация о вводе в строй чего-то нового, нужного людям. В октябре 1993 года в Лисичанске в южной части города сдан в эксплуатацию новый путепровод, который развязал многие транспортные проблемы — он связал центр Лисичанска с микрорайонами южной части города.

 

«За» и «против»

 

В девяносто первом году в Луганске все еще защищали «дело Ленина». Правда, не очень ревностно. «Еще недавно наши улицы и площади, фасады и интерьеры пестрели лозунгами, утверждающими что Ленин и теперь живее всех живых, что он самый человечный человек, что дело Ленина живет и побеждает, за несколько десятилетий ставшими неотъемлемой частью нашего бытия и сознания. А вот сегодня... Сегодня, пожалуй, трудно и вспомнить, кто же первым открыл эпоху «по ниспровержению вождя мирового пролетариата», и, восхищаясь собственной лихостью и смелостью, крикнул: «Долой!»

 

«Перестройка, как и все прочие мероприятия по реставрации или реанимации коммунизма, проходила в несколько этапов и закономерно завершается тем, чем и должны были завершиться всякие демократические реформы в тоталитарном государстве — диктатурой», — писал в «Нашей газете» житель Кировска Ю. Шипневский.

 

Ему возражал житель села Свистуновка Сватовского района И. Дробицкий: «С тревогой наблюдая за обстановкой в стране. Почти каждый день сообщения по радио и телевидению, информации в газетах приносят все новые и новые огорчения, от которых болит сердце, скорбит душа. Очень поражает сегодня то, что одновременно с дефицитом и пустыми магазинными прилавками в прибалтийских республиках, в Грузии, Азербайджане, Армении, Молдавии возникают разные политические вооруженные формирования. Громче всех лидеры-демократы утверждают, что путь к процветанию Украины лежит только через государственную независимость, то есть выход из Союза ССР и создание собственной армии. Стремятся заморочит нас на историческом материале, но с признаками языческой психологии, совмещенной с национализмом. Туго натягивая нити этой путаницы вокруг нашего народа, под маркой перестройки, перехода к рыночным отношениям, пытаются они сломать существующий строй. Трудно оставаться равнодушным, когда сталкиваешься со стремлением похоронить советскую власть, социализм, когда отдельные молодчики глумятся над памятниками Ленину».

 

Начальник кафедры общественных наук Луганского высшего военного авиационного училища штурманов имени пролетариата Донбасса А. Гокунь считал:

 

«А я, как и большинство жителей Луганщины, за сохранение, в то же время за обновление Союза как братского единения трудящихся, то есть тех, кто создает и приумножает материальные, духовные блага державы. По моему глубокому убеждению, только единый Союз способен защищать суверенитет и территориальную целостность государств».

 

Старший преподаватель Рубежанского филиала Днепропетровского химико-технологического института А. Новохатский колебался:

 

«Не отрицая в принципе необходимость сохранения в будущем Союза Советских Социалистических Республик, тем не менее хотелось бы в связи с предстоящим референдумом высказать ряд замечаний и предложений».

 

В разделе, посвященном основным принципам устройства обновленного Союза, проект договора предлагал формировать органы управления на основе представительства республик. Официальным языком Союза суверенных государств предлагалось считать русский язык. В последнем варианте договора эту статью изменили: «Республики самостоятельно определяют свой государственный язык (языки). Официальным языком Союза участники договора признают русский».

 

Отношение Союза и республик, не подписавших союзный договор, подлежали урегулированию на основе действующего законодательства Союза ССР, взаимных обязательств и соглашений.

 

На семнадцатое марта 1991 года был назначен первый всесоюзный референдум и республиканский опрос. Накануне газеты в основном пестрели такими заголовками, как «Скажем Союзу — да! Запомните, от нашего выбора зависит будущее отечества», «Сохраним единство и наш общий дом — СССР. Дружба — не абстрактное понятие». А девятнадцатого марта: «Голосуем за единство, Союз и демократию! Первый всесоюзный референдум и республиканский опрос состоялись». По сообщению окружной комиссии по проведению референдума по вопросу о сохранении Союза СССР как федерации равноправных республик и опроса населения для определения мнения граждан о содержании будущего Союза, на основании протоколов участковых комиссий 86,31 процента проголосовавших жителей Луганщины проголосовали «за» сохранение Союза, 12,57 — «против».

 

Конец чего-то

 

Семнадцатого августа газеты опубликовали согласованный проект договора о Союзе Суверенных Государств. Двадцатого августа — обращение ГКЧП к советскому народу. В нем граждан призвали осознать свой долг перед отечеством и выразить всемерную поддержку решениям государственного комитета по чрезвычайному положению в СССР, направленным на выведение страны из кризиса. Исполняющий обязанности президента страны ввел чрезвычайное положение в столице, назначил коменданта города...

 

Семнадцать лет прошло, а на вопросы — что и как, ответить, по-моему, никто не смог. Что они хотели? Как они собирались добиться того, что хотели, Бог их душу знает. Призывы к собственной памяти запутывают еще больше. Был какой-то смутный эмоциональный порыв — куда-то, к чему-то... Казалось, мы преодолеваем важный рубеж, после которого мечта о счастье сделается реальностью. Простуженный «исполняющий» обязанности президента, у которого тряслись руки, симпатии ни у кого не вызывал. «Комсомольская правда» подначила его, поставив инициал имени после фамилии: не Г. Янаев, а Янаев Г. «Обращение» не имело адресата — оказалось, что он выбыл.

 

Хронологически события развивались следующим образом.

 

В шесть часов утра девятнадцатого августа средства массовой информации объявляют о введении в стране чрезвычайного положения и о неспособности президента СССР Михаила Горбачева выполнять свои функции «по состоянию здоровья» и о переходе всей полноты власти в руки ГКЧП. Одновременно в Москву и другие крупные города были введены войска, политические деятели «демократической оппозиции» были объявлены в розыск.

 

Сопротивление принимает форму митингов, которые собираются в Москве у Белого Дома на Краснопресненской набережной и в Ленинграде на Мариинской площади.

 

В Москве возводятся баррикады, распространяются листовки. Непосредственно у Белого дома располагается бронетехника Рязанского полка Тульской дивизии ВДВ и Таманской дивизии.

 

Вечерняя пресс-конференция ГКЧП. Участники ГКЧП заметно нервничали, весь мир обошли кадры трясущихся рук Г. Янаева. Журналистка Татьяна Малкина открыто назвала происходящее переворотом.

 

В ночь на 21 августа танковые подразделения, контролируемые ГКЧП, осуществляют маневры возле Белого дома. Происходит столкновение на Новоарбатском мосту.

 

Группа «Альфа» отказывается брать штурмом Белый дом. В пять часов утра Язов отдает приказ о выводе войск из Москвы. Днем 21 августа начинается сессия Верховного совета РСФСР, которая почти сразу же принимает заявления, осуждающие ГКЧП. Вице-президент РСФСР Александр Руцкой и премьер-министр Иван Силаев вылетают в Форос к Горбачеву.

 

Михаил Горбачев возвращается из Фороса в Москву вместе с Руцким и Силаевым на самолете Ту-134. Члены ГКЧП арестованы. В прямом эфире Ельцин в присутствии Горбачева подписывает указ о приостановке действия КПСС на территории РСФСР, на свой манер выполнив притязания путчистов — лишив Горбачева власти.

24 августа газеты провозгласили: «Переворот провалился! Демократия победила!»

 

27 августа — Указ Президиума Верховной Рады Украины о временном прекращении деятельности коммунистической партии Украины.

 

Сразу за этим — анкета: «Какой быть Украине?».

Лайсман Путкарадзе,

«Наша  газета».

 

||
Sub_Class with id 0 does not exist
У разі використання матеріалів сайту посилання на www.loga.gov.ua є обов'язковим.
Технічна підтримка: Відділ інформаційно-комп'ютерного забезпечення апарату
Лист адміністратору Веб-сервера