Sub_Class with id 258 does not exist
Луганська обласна військово-цивільна адміністрація (стара версія) Календар подій Великой Победе посвящается Они сражались за Родину
Луганська обласна державна адміністрація
| |


ГоловнаЛист адміністратору Веб-сервераКарта сайту

Гаряча лінія
Гаряча лінія
Довідник посадовців
Телефонний довідник
ОпитуванняОпитування

Сьогодні: четвер, 18 січня 2018

Луганська обласна військово-цивільна адміністрація (стара версія)Календар подійВеликой Победе посвящается
Они сражались за Родину

 

Шли в атаку эскадроны...

Освобождение Украины нача­лось с освобождения Ворошиловградщины и Ворошиловграда. Это было после Сталинградской битвы, которая длилась 200 дней и ночей и 2 февраля 1943 года закончилась разгромом 50 немецких дивизий и хваленой 6-й армии. Гитлер тогда в бешенстве заявил, что 6-я армия будет «жить и сражаться» и из остатков разбитых частей создал новую армию, присвоил ей шестой номер, назвал патетически «армией мстителей» за поражение у Сталинграда.
 
Вот эту «армию мстителей», которой командовал генерал Холлидт, состоящую из 15 дивизий, громили мы, кавалеристы 4-го Кубанского кавалерийского корпуса. Громили на Миус-фронте и в Донбассе, на Днестре и Новом Буге и закончили ее разгром в апреле 1944 года в Одессе. Но, вернемся в год 1943-й.
 
Войска Воронежского (Ватутин Н.Ф.), Юго-Западного (Малиновский Р.Я.) и Южного (Толбухин Ф.И.) фронтов подошли к украинской земле. Освободили Пивнивку, Марковку, Меловое, а 14 февраля 1943 года войсками 3-й гвардейской армии (Лелюшенко Д.Д.) освобожден Ворошиловград. Первым в город вошел 3-й батальон 1005-го стрелкового полка 279-й стрелковой дивизий.
 
Бои за город имели бы затяжной характер, если бы не кавалеристы 8-го кавалерийского корпуса. Они еще 10 февраля вступили в бой. Вошли в прорыв в оперативный тыл противника и вели кровопролитные бои на все 360 градусов на земле и принимали на себя удары авиации с воздуха. Они шли через Алчевск на Дебальцево. Громили штабы про­тивника, пускали под откос эшелоны, атаковали вражеские колонну на подходе к фронту, сеяли панику в стане врага. Находясь в окружении в районе Чернухино Перевальского района, кавалеристы вступили в бой с немецкими танками. Эскадроны шли в лобовую атаку в конном строю, неся большие потери. Когда конники вели бои за поселок Петровское под Красным Лучом, они напоролись на немецкие артбатареи — под огонь попал штаб корпу­са. Орудия били по кавалеристам в упор, с 200 — 300 метров.
 
Корпус вышел из окружения с большими потерями, получил новый номер — 7 и звание гвардейский. Он дошел до Берлина. Помните песню «Едут, едут по Берлину наши казаки»? Это о казаках 7-го корпуса, принимавшего активное участив в освобождении Луганска.
 
Почему я рассказываю о кава­леристах так подробно? Я был в кавалерии. Мы вели в основном только наступательные бои — под Москвой и Сталинградом, на Миус-фронте и в Донбассе, под Одессой и Минском, Варшавой и Буда­пештом, Берлином и Прагой.
 
Сегодня я вспоминаю не только бомбежки, атаки, дуэли с танками. Разве можно забыть встречу Нового 1944 года в Украине! Наша полко­вая батарея стояла на огневой позиции в районе заповедника Аскания-Нова. Ровно в 23.55 была ко­манда: «Батарея к бою! Расчеты по местам!». Мы выскочили из окопов и укрытий к орудиям, а ровно в 24 часа команда: «По фашистам, в честь Нового 1944 года, батареей четыре снаряда, залпом огонь!» Натянулись шнуры и залпы в четыре снаряда полетели на огневые позиции врага.
 
А какие торжества были в феврале 1945 года в Венгрии! Нашей 30-й Новобугской кавдивизии вручили орден Кутузова. С группой кавалеристов полка я приехал на вороном рослом рысаке в штаб дивизий. Коневоды взяли моего коня. Мы прошли в большой зал театра. Там было многолюдно. На стенах висели схемы наших боевых операций. Офицеры говорили волнующие речи, пахло мадьярским вином, слышался звон венгерского хрусталя. И теплые тосты за нашу Победу.
 
Василий Павлов,
бывший фронтовой наводчик
орудия полковой батарей 138
кавалерийского полка 4-го
Кубанского кавкорпуса.
 

 

 

Из созвездия партизанского эфира
 
Участнице партизанского движения Ла­риса Борисовна Полницкая родилась 10 апреля 1924 года в совхозе «Спорное» Лисичанского района. Учась в старших классах, как и все ее сверстники, строила планы на будущее, но их осуществлению помешала война...
 
В 1942 году Л.Б. Полницкая окончила Лисичанскую среднюю школу №2, потом - курсы комсомольских пропагандистов при ЦК ЛКСМ Украины в Ворошиловграде, спецшколу Украинского штаба партизанского движения. Десантировалась в Белоруссию в тыл врага. С мая 1943 года была радисткой партизанского отряда «За свободу славян». Год этот отряд действовал в западных об­ластях Украины.
 
8 августа 1944 года с группой боевых побратимов десантировалась в Венгрию, принимала участив в Словацком народном восстании. Потом они вновь вышли в Венгрию и действовали там до февраля 1945 года - до прихода линии фронта.
 
За успешные выполнения боевых заданий Ла­риса Борисовна Полницкая награждена ордена­ми Отечественной войны 1-й степени и Красной Звезды, медалью «Партизану Отечественной вой­ны» 1-й степени.
 
...Как-то в августе1944 года начальник отдела связи Украинско­го штаба подполковник Е.М. Коссовский получил из глубокого вражеского тыла сообщение. «Беру командование на себя. Полницкая». Ефим Михайлович знал Ларису Полницкую как отличную радистку, смелую партизанку. Она второй раз находилась за линией фронта. Их группа действовала теперь на территории Венгрии и насчитывала тринадцать человек — восемь венгров и пятеро наших. Им была поставлена задача подготовить базу для приема наших десантников. Командовал группой товарищ Сэни родом из города Дьер.
 
Партизаны вылетели на задание 8 августа 1944 года с Киевского аэродрома. Они выбросились на парашютах не совсем удачно. Трое венгров при­землились в центре села и тем самым обнаружили всю группу. Правда, об­лаву гитлеровцы начали не сразу, и партизаны успели добраться до ближайшего леса. Лариса немедленно радировала в Украинский штаб о прибытии в Венгрию.
 
Жандармы, хорошо знавшие местность, быстро перекрыли все лесные дороги. Затем им удалось даже отрезать от основной группы коман­дира, комиссара и на­чальника штаба. Огонь с той и другой стороны велся почти в упор. Все произошло так неожиданно, что Лариса не могла понять, куда подевались венгерские товарищи. Вместе с ними пропала и единственная топографическая карта.
 
Советские партизаны совершенно не знали венгерского языка. По их предположениям, до места, где следовало создать базу, оставалось километров тридцать. Поэтому решили сначала идти в Словакию, граница которой находилась значительно ближе. Там надеялись разыскать местных партизан и с их помощью выполнить поставленную задачу. Как-никак со сло­ваками легче объясниться, языки очень схожи.
 
До Словакии, ориентируясь по Луне и звездам, пробирались несколько ночей. Продукты кончились. Мучил голод. Люди истощали и обессилили. Рацию несли по очереди. Однажды заблу­дились в тумане и вышли к городскому кладбищу. Неподалеку проходи­ли железная и шоссейная дороги, на которых наблюдалось оживленное движение.
 
Долго оставаться здесь было опасно. Около кладбища непрестанно ходили люди, могли заметить и донести гитлеровцам. Потому партиза­ны закопали рацию вместе с питанием и доку­ментами в землю. Когда стемнело - двинулись дальше. Вскоре они ска­зались в полосе действий Словацкой повстанческой армии, которая обо­роняла освобожденные от фашистов районы. Ко­мандир бригады Герой Советского Союза Алексей Семенович Егоров разрешил Полницкой связаться по бригадной рации с Украинским шта­бом. Доложив о случившемся, она попросила новую радиостанцию и разрешения продолжать выполнение полученной боевой задачи.
 
По распоряжению шта­ба комбриг Егоров сформировал новую группу из шестнадцати человек. Русских в ней сказалось только трое — Полницкая, ее напарник Михаил Матвеевич Самелюк и командир, которого все называли Евгением.
Перед переходом венгерской границы Евгений с тремя партизанами спустился с гор в долину к словацким пограничникам и не вернулся. В этом районе повсюду шли ожесточенные бои. Гитлеровцы предприняли новое наступление.
 
- Что же будем делать, Миша? - спросила у Самелюка Лариса. - Придется командовать тебе.
- Мне? - удивился тот.
- А кому же?
- Тебе, Ларисочка. Недаром же тебя звали в отряде «политруком». Ты у нас умница.
- Чудак! – Полницкая даже рассердилась. - Кто же здесь станет слушаться девчонку? Это ведь не Украина. И люди все-таки не наши, не советские. Смеяться будут, а то и назад вернутся.
- А если выбрать кого-либо из них? - предложил было Михаил.
- Нет. За выполнение задания отвечаем прежде всего мы с тобой. База нужна нашим десантникам.
 
Михаил согласился. Лариса объявила товарищам, что по указанию штаба теперь командиром будет Самелюк.
 
- Так было предусмотрено заранее на случай гибели Евгения, - пояснила она.
 
Невольный вымисел в данном случае явился оправданным. Ни Полницкая, ни Самелюк совершенно не знали никого из бойцов. Пришлось все взять в свои руки. Михаил, романтик по натуре, был несколько беспечен, горел мечтой о необыкновенном подвиге. Лариса все время сдерживала друга, не давала ему и шагу сделать без совета с нею.
 
Накануне перехода границы группе удалось установить контакт с двумя мадьярскими жандармами из города Елшавы. Они пообещали помочь скрытно пересечь тщательно охраняемый рубеж. Однако этого сделать не удалось. Пришлось вернуться назад, в горы. Здесь к группе присоединилось несколько местных партизан. В ней стало уже тридцать человек. В селе Словашовцы встретились со словацким подразделением, при котором находилось пятеро англичан. Они якобы имели намерение создать свой отряд и начали переманивать к себе бойцов от Самелюка. Англичане предложили Михаилу помощь в выполнении задания. Лариса немедленно сообщила об этом своему командованию Поступил ответ - по поводу задания в контакт с англичанами не вступать.
 
Однажды вечером словацкие товарищи пригласили Самелюка к себе на совещание. Михаил пошел. А через пятнадцать минут страшный взрыв потряс село. В подвале двухэтажного дома, где собрались командиры, находился склад с боеп­рипасами. Кто-то взорвал его. Многие партизанские вожаки получили ранения, некоторые погибли. Погиб и Миха­ил Матвеевич Самелюк.
 
Вот тогда-то Лариса Полницкая и послала в штаб столь взволновавшую подполковника Коссовского радиограмму «Беру командование на себя». Она сообщила о составе группы, проси­ла срочно выслать «настоящего командира».
 
«Настоящего команди­ра» так и не прислали. Группой, участвовавшей во многих боях, почти месяц командовала советская девушка-комсомолка. Все ее приказы выполнялись беспрекословно. Бойцы действовали дружно, смело. Это были передовые люди Словакии - рабочие, учителя, студенты, инженеры, летчики.
 
В конце месяца группа Полницкой встретила разведчиков 4-го Украинского фронта. Их силы объединились. Команди­ром по указанию с Большой земли стал старший из разведчиков. Соответственно изменилась и боевая задача.
 
...Полницкая, будучи командиром группы, постоянно держала связь со своим штабом. При лю­бых обстоятельствах эта обязанность являлась для нее главной. 
 
Ирина Сытник.

 

Под счастливой звездой
 
«Под огнем косым, трехслой­ным,
под навесным и прямым»
А. Твардовский
 
На войне все решается быстро. Утром 12-го января 1943 г. в по­селок Волошино, это в Ростовской области, только что вошли совет­ские бойцы. Радости нет предела. В нашей хате поселились конные разведчики. Шумные, проворные. Их командир почему-то сразу об­ратил на меня внимание. Был я за­стенчивым подростком. Мне едва минуло 17 лет. Он подозвал, поинтересовался, кто я и откуда. Спро­сил: «Коней любишь? Ну, тогда давай с нами. Я тебе своего коня дам. Кличка у него громкая - Мад­рид. Боевой, я тебе скажу, конь». Конечно же, я был в восторге. Че­рез два дня мы уже выступили, прошли мое родное село Черниговку. Я постеснялся отпроситься по­видаться с родными.
 
А 21 января в три часа утра наше отделение конных разведчиков входит в поселок Новоайдар.
 
Надо сказать, что здесь мы не задержались, сразу двинулись на село Гречишкино, а затем на Смоляниново. Боев здесь не было. А вот когда 28-го января подошли к Лисичанску, то здесь больше не­дели стоял неумолкающий грохот войны. Фашисты укрепились на высотах, и их долгое время не уда­валось выбить...
 
Возле поселка Ямы (ныне город Северск) нас передали артиллери­стам. Меня посчитали настолько бывалым бойцом (это через три не­дели после призыва), что довери­ли быть ведущим первой пары ло­шадей и 45-миллиметрового ору­дия, выдали красноармейскую книжку, обмундирование и все, что положено артиллеристу. Ну и, ра­зумеется, ввели в штат артилле­рийского дивизиона.
 
Вначале 1943 года враг еще был очень силен и намеревался взять реванш за поражение под Сталин­градом.
 
Наш артиллерийский полк пе­редали группе прорыва из трех ди­визий под командованием генера­ла Петрова. И эта группа двину­лась с боями, последовательно ос­вобождая Артемовск, Славянск, Красноармейск. Барвенково мы удержать не смогли. Враг, бросив большое число танков, артилле­рии, окружил город и бомбил наши позиции непрерывно. «Юнкерсы» висели в воздухе практи­чески весь день. Атаки шли за ата­кой. Когда наши силы были на пре­деле, пришел приказ прорывать­ся из окружения ночью неболь­шими группами или поодиночке. И отступать к городу Изюму. Там был назначен сбор частей. Мы с командиром остались при орудии вдвоём. И что вы думаете? Суме­ли конной тягой спасти пушку, вышли к своим. За это мы были представлены после к награжде­нию орденом Красной Звезды.
 
За три первых дня марта наша дивизия, ее три полка и артилле­рийский дивизион собрались и дви­нулись в сторону города Чугуева. Изрядно потрепанные, потерявшие много личного состава и боевой тех­ники, набравшиеся боевого опыта, мы приняли попол­нение во всем, и наша 38-я гвардей­ская дивизия и ее полки вновь ста­ли грозной силой.
 
А дальше были Курская битва, форсирование Днепра, освобож­дение Польши, штурм Берлина.
 
За это время я был еще раз ра­нен, успел окончить двухмесячную школу артиллеристов, стал коман­диром орудия. Был награжден ор­денами и медалями.
 
К началу Курской битвы я уже был обстрелянным бойцом. Наш артиллерийский полк перебрасы­вали в самые горячие места, где приходилось отбивать танковые атаки врага или обеспечивать про­рыв наших войск.
 
Восьмого октября под Павло­градом был ранен в голову. По­мню противный визг мины, удар - и сплошная темнота. Очнулся в ла­зарете. Доктор сказал: «Тебе по­везло. Мина ударила в дерево, ри­кошетом осколок ранил тебя».
 
На молодых все заживает быстро. Через десять дней после ране­ния - я уже в строю. На станции Синельниково мы грузимся в эше­лон. В селе Вовничи начинаем го­товиться к форсированию Днепра.
 
Сейчас сухие строки рассказа мало что скажут уму и воображе­нию молодого читателя. И, может, будут ему не интересны. А для нас, ветеранов, даже за дальней дымкой времени кажется, что все, что было с нами, молодыми, было как будто вчера.
 
Когда я размышляю о своем фронтовом пути, и в каких бывал переделках, не перестаю удивлять­ся: как я выжил?! Ведь расчет на­шей пушки всегда был на пере­днем крае. Наверное, родился под счастливой звездой.
 
Иван Серов, участник боевых действий
 в Великой Отечественной войне
районная коммунальная газета
«Вестник Новоайдарщины».
||
Sub_Class with id 0 does not exist
У разі використання матеріалів сайту посилання на www.loga.gov.ua є обов'язковим.
Технічна підтримка: Відділ інформаційно-комп'ютерного забезпечення апарату
Лист адміністратору Веб-сервера